Библиотека



Главная » Фанфики » Роман/Romance » Нелюбовь[ Добавить новую главу фанфика ]

Глава 6.
Мурашки побежали по коже, когда Гермиона почувствовала, как его губы скользят по ее тонким пальчикам. Медленно, словно боясь вспугнуть, мужчина прикоснулся губами к ее запястью, чувствуя, как участился пульс девушки и, наконец, притянув к себе, завладел ее ртом. Этот поцелуй, в отличие от остальных, не был украден, он был подарен... Гермиона обвила руками шею Люциуса, зарываясь пальцами в густую гриву. Запреты, сомнения? Она забыла о
них, да и как можно было думать о чем-то другом, кроме его губ на своей коже. Девушка чувствовала, что начинает дрожать от нетерпения. Люциус подхватил ее и посадил на стол, непроизвольно прижимаясь бедрами к ее тонким джинсам. Мгновение, и мужчина стянул джемпер и отбросил его в сторону, оставляя Гермиону в простом белом бюстгальтере, призванном поддерживать форму, а не украшать. Он прошелся поцелуями по девичьей шее, освобождая ее тем временем от этой безыскусной вещицы. Люциус с трудом сдержал стон от взгляда на ее небольшую крепкую грудь с розовыми, чуть заострившимися от возбуждения сосками, и тут же приник к одному из них. Девушка вскрикнула, от пронзившей ее стрелы удовольствия. Проворные пальчики расстегивали пуговицы белоснежной сорочки, стремясь добраться до голой кожи, Гермионе казалось, что если она этого не сделает, то умрет! Справившись, наконец, с этим куском материи, девушка позволила себе посмотреть на обнаженный торс мужчины, и низ живота свело от возбуждения. Прямые, широкие плечи были перевитые упругими мускулами, которые напрягались под узкими ладошками Гермионы, гладкая, лишенная растительности грудь, плоский живот, по которому вьется от пупка дорожка светлых волос, уходя под брючный ремень.
Заметив ее взгляд? Люциус шепнул:
— Нравится зрелище?
— Вы и сами знаете ответ, — выдохнула она, мучительно краснея.
Легким давлением на плечи мужчина уложил девушку на стол и принялся покрывать впалый живот поцелуями, стаскивая со стройных ног старенькие джинсы, вскоре за джинсами последовали и трусики. Люциус с восхищением смотрел на нагое тело, раскинувшееся на дубовом столе, блики, которые отбрасывало пламя камина, танцевали на девичьей коже, окрашивая его золотистым цветом.
Гермиона осмелилась взглянуть в глаза мужчине и чуть не задохнулась от избытка чувств. Как можно было назвать эти глаза холодными, стальными, когда в одном его взгляде столько эмоций? Вожделение, восхищение, исступленное желание, жажда обладания, голова закружилась, когда Люциус положил ей руки на бедра и потянул к самому краю стола, а потом, резко нырнув вниз, приник губами к центру ее женственности.
— Нет! — вскрикнула она, но даже во спасение жизни не хотела бы его остановить.
Чувственные, распутные ласки заставляли девушку выгибаться дугой, царапая ноготками столешницу, а когда волна наслаждения пронзила ее насквозь, Гермиона не смогла сдержать рвущийся из горла утробный стон.
Не дав девушке опомниться, Люциус перенес ее на кровать и, накрыв собой, резко вошел в податливое разгоряченное тело. Гермиона снова застонала, принимая в себя всю ярость, все желание, к которым он вонзался в нее. Он брал ее с ожесточением, исчезла нежность и осторожно, они ушли, оставив взамен лишь страсть. В целом мире осталась только эта комната, он и бьющееся под ним молодое тело.
"Последний раз, он знает, он чувствует, что я — последняя его женщина!" — эта мысль кольнула затуманенный блаженством разум, но партнер сделал новое движение, от которого она снова вскрикнула, и мир для них двоих взорвался, разлетаясь мириадами осколков...
Лежа на плече у своего невольного любовника, Гермиона прислушивалась к размеренному дыханию и глотала слезы. Как? Как она могла оказаться в такой ситуации? Неужели ничего больше нельзя сделать? Но девушка знала ответы на эти вопросы.
— Это слезы обо мне? — вдруг спросил Люциус.
— Да, — шепотом сказала она.
— Не нужно плакать, моя дорогая мисс Грейнджер, — блондин нежно коснулся девичьей щеки, стирая очередную слезинку.
Гермиона встала и принялась одеваться.
— Уже уходите? — короткий кивок послужил ему ответом, — ну что ж, не смею вас больше задерживать. — Тон был довольный и даже слегка ленивый, но девушка уловила в нем привкус горечи.
— Прощайте, Люциус, — Гермиона старалась говорить спокойно, но голос все равно дрожал, — мы больше не увидимся с вами.
— Вы еще придете ко мне, — уверенно сказал тот, следя за нее внимательным взглядом.
— Нет, — твердо сказала она, открывая дверь, но перед тем, как закрыть, услышала:
— Вы придете...
Вернувшись домой, девушка надела свой любимый теплый халат и с чашкой обжигающего чая устроилась в кресле. Озноб пробирал до костей, но, не взирая на пышущий жаром камин, она никак не могла согреться. Гермиона постаралась выбросить Малфоя из головы, но это оказалось так же просто, как перестать дышать. Внутри сидел тугой ледяной ком, который причинял боль. Вконец измучившись, девушка заснула беспокойным, тревожным сном.
Ушла... Люциус лежал на кровати, смотрел в потолок и улыбался, он еще слышал аромат ее духов на своей постели. Тонкий запах ландышей, чистый, невинный, но такой манящий... Сегодня он впервые открылся кому-то, рассказал о себе все, как есть. То, что это оказалась "грязнокровка Грейнджер", как называл ее Драко, аврор, который скоро отправит его на смерть, но это его почему-то не трогало.
— Я прожил хорошую жизнь, — вслух проговорил он и закрыл глаза.
На следующий день бывший Пожиратель Смерти мерил шагами свою крохотную камеру. Стрелка часов переползла за два, но ни девушка, ни другие авроры так и не появились.
"Неужели она даже не придет проститься?" — думал Люциус. Он ждал авроров к девяти, чтобы те вынесли ему приговор. То, что Визенгамот единогласно проголосует за его смерть, Малфой не сомневался.
— Да где же она?! — вознегодовал он, когда время было уже шесть, а Гермионы все не было.
Не появилась она и на следующий день, заставляя Люциуса томиться в неведении и волноваться.
— Чертова Грейнджер! — рычал Малфой, то и дело бросая на закрытую дверь яростные взгляды. Большая стрелка часов снова сделала два оборота, но ничего не изменилось...
Гермиона лежала в постели и не собиралась ее покидать, рядом с кроватью валялись небрежно отброшенные магловские романы о любви. Девушка читала очередное бульварное чтиво, поедая конфеты и дрыгая ногой. Именно в таком состоянии застал ее, явившийся из камина, Гарри. По началу Поттер подумал, что ошибся камином, настолько вид всклокоченной девушки в домашнем халате с книгой, на обложке которой красовалась, слившаяся в страстном поцелуе, пара, не соответствовал опрятной, хотя и несколько чопорной Гермионе.
— Привет, Гарри, — сказала она, откладывая в сторону книжку. — Как дела в аврорате?
— Я... Я принес тебе твое подписанное заявление об уходе.
— О! Значит Кингсли все-таки его подписал?
— Да, но ты уверена, что хочешь уйти? Кингсли был так зол эти три дня, рвал и метал!
— Нет, я все решила.
— Хорошо, тогда мне велено забрать у тебя все записи по этому делу, все наработки, они будут использованы в качестве улик против заключенного в суде Визенгамота. Суд будет срочный, назначен на завтрашнее утро. Один из членов совета нашел документ, согласно которому, мы не имеем права держать Малфоя в заключение более недели, так как он является представителем дворянства! Кингсли ходатайствует за продление срока ареста, но Визенгамот требует немедленно решить это дело.
Девушка кивнула и протянула другу просто магловский блокнот на пружинке.
— Вот, это все, что у меня есть.
— Спасибо.
— Гарри, а кто будет вести это дело? — вдруг спросила Гермиона.
— Я, — просто ответил тот.
Она хотела было пожелать ему удачи, но промолчала. Гарри мялся, словно хотел что-то сказать, но никак не решался, прочтя в его глазах незаданный вопрос, девушка произнесла:
— Да, Гарри, мы расстались. Он мне изменил, а я, кажется, его разлюбила...
— Кхм, но ты... Он сказал, что ты его заколдовала. Он не может... ну, ты понимаешь, — парень стал совсем пунцовым от смущения.
— Да, — хитро улыбнулась Гермиона, — но уверяю тебя, "castimonia" совершенно безвредно, это заклятье воздержания, его накладывали раньше маги-отшельники, чтобы ничто не отвлекало их от работы.
— Ты уверена? — с недоверием покосился на нее Гарри.
— Ой, ну разве я когда-нибудь что-нибудь путала?! Заклятье спадет само, — сказала девушка и мстительно добавила, — через год... Можешь так ему и передать!
— Мда, — протянул Гарри, — напомни мне тебя не злить! — и спешно ретировался, скрываясь в камине от летящей в него подушки.
Едва услышав тихий скрежет открывающейся двери, Люциус вскочил с постели, на которой фривольно развалился, но вместо ожидаемой девушки в камеру вошел хмурый темноволосый юноша и, бросив на блондина недобрый взгляд, произнес:
— Мистер Малфой, следуйте за мной.
"Ну, вот и все", — вздохнул Люциус, заметив мелькнувший в руке Поттера знакомый блокнот, но вслух произнес:
— Вы очень неучтивы, Поттер.
— А вы, как всегда, нахальны. Ну, так что, обмен любезностями завершен? — сказал юноша, и ядовито произнес, — не будете ли вы так любезны проследовать за мной.
— Вот видите, — Малфой отпустил кривую усмешку, — можете же, когда хотите, — и гордо вышел из камеры.
Череда коридоров сменяла друг друга, Гарри не оборачиваясь шел по ним, зная, что Люциус идет следом. Наконец, оказавшись в небольшом кабинете, юноша молча протянул Малфою пухлый конверт, вскрыв который, тот обнаружил обручальное кольцо, несколько документов и свою палочку.
— Это что, мистер Поттер, какая-то шутка?
— Вы свободны, мистер Малфой, — недовольно пробурчал тот.
— Что? Мне показало, я ослышался.
— Прекратите издеваться! Подпишите эти документы и проваливайте отсюда! — огрызнулся Поттер.
Люциус удивленно вскинул бровь, но, тем не менее, безропотно подписал все требуемые бумаги. В голове крутилось множество мыслей, но каждая требовала тщательного рассмотрения. Надев маску ледяного безразличия, Малфой сдержанно кивнул Поттеру на прощанье и стремительно вышел из кабинета. Мгновенье аппарации, и вот он уже стоит посреди родной гостиной.
— Мерлин, ну что за разруха! — с отвращением произнес он. Дом после нескольких аврорских налетов выглядел просто ужасно.
— Питти! Смолли! — рявкнул Люциус. В гостиной появилось два домашних эльфа.
— Хозяин вернулся! — радостно захлопали глазами они.
— А вы уж надеялись, что я никогда больше никогда тут не появлюсь? Немедленно приберитесь здесь, и приготовьте мне чистую одежду!
— Хозяин, пискнул один из эльфов, — вас...
— Выполнять! — холодно прервал Люциус и направился в ванную комнату. К счастью, она оказалась нетронута и сияла белоснежным мрамором.
— Наконец-то я дома, — проговорил мужчина, наслаждаясь теплыми струями чистой воды.
Открыв дверь в собственную комнату, он замер на пороге, пожирая глазами сидящую в его кресле девушку. Заметив его замешательство, Гермиона улыбнулась и встала.
— Мисс Грейнджер, — с легкой ухмылкой произнес он и поклонился.
— Ваш поклон сейчас не слишком уместен, сэр, на вас маловато одежды! — она кивком указала на полотенце, обернутое вокруг бедер.
— Вас что-то смущает? — в тон ей ответил он, приближаясь к девушке.
— Нет, ничуть... — она сократила оставшееся расстояние
Теперь они стояли почти вплотную и не отрывали глаз, а потом упали друг другу в объятья.
— Ты вытащила меня, — выдохнул он, после очередного поцелуя.
— Да, — просто ответила она.
— Но как? Я же видел у Поттера твой блокнот!
— Это другой, настоящий уже давно обратился в золу у меня в квартире.
— А как получилось, что меня выпустили сегодня? До конца моего срока заключения оставалась почти неделя!
— Я нашла один интересный пергамент о том, что представители дворянства не могут подвергаться заключению более восьми дней, ну, а ознакомить с ним одного мага из совета Визенгамота не составило труда, я надеюсь, ты простишь ему его долг? — Гермиона бросила на него хитрый взгляд.
— Мисс Грейнджер! — притворно поразился он, — ваше место определенно в Слизерине!
— Я приму это за комплимент, — сказала она, целуя его.
— Я рад, что ты пришла сама, как раз собирался к тебе...
— Ты не очень-то торопился! — усмехнулась девушка, проводя по его мокрым от душа волосам.
— Ну не мог же я явиться к будущей супруге с грязными волосами и в пропахшей потом сорочке?
— Супруге? — засмеялась она.
— Я сегодня подписал бумаги о разводе.
Вдруг взгляд Люциуса стал очень серьезным:
— И все-таки, почему ты пришла?
— Ты же сказал, что я приду, Люциус, — тихо сказала Гермиона, — а ты никогда не ошибаешься...

Конец

|| [В оглавление] ||

 Фанфик: Нелюбовь 
Просмотров: 1351 | Комментарии к главе: 7 |
Всего комментариев к главе: 7
1  
Какая красивая, прочувственная история. Очень понравилось! Спасибо.

3  
большое спасибо. :)

2  
И тут я тебе скажу: Спасибо за ХеппиЭнд!!
Классная история!! B)

4  
ну так для вас с Палладой все и писалось :p рада, что нравится :)

5  
Спасибо большое! Мне очень понравилось, красиво, чувственно, романтично!

6  
Автор , позвольте выразить своё восхищение ! Читала фанфик с замиранием сердца ! Творческих успехов , вам ! Развивайте свой талант !

7  
Шедевр.Просто восхитительно автор молодец.И я думаю что продолжение не нужно всё так прекрасно закончилось обдуманно.









Посетителей в Малфой-Мэноре сейчас: 1
Гостей: 1
Званных гостей: 0


На данном сайте присутствуют материалы содержащие в себе графическое и текстовое описание сексуального акта, гомосексуальных отношений, насилие, мазохизм и другие вещи не рекомендованные для просмотра лицам младще 18 лет. Все материалы находятся в отдельных разделах. Если вам еще не исполнилось 18 лет, то мы не рекомендуем посещать данные разделы.
All Harry Potter names and characters belong to JK Rowling, Bloomsbury, Scholastic or Warner Bros. and Росмэн

Хроники Лорда Малфоя © 2017

Сайт управляется системой uCoz