Библиотека



Главная » Фанфики » Роман/Romance » Нелюбовь[ Добавить новую главу фанфика ]

Глава 4.
Вернувшись домой, девушка приняла душ и забралась в постель с книгой о родовой магии. Она ежеминутно заглядывала в блокнот, сверяясь со своими скудными записями, но на ум упорно лезло только одно, тот чертов поцелуй. Зачем он поцеловал ее, черт, она велела себе не думать об этом, скорее всего, Люциус истосковался по женской ласке настолько, что снизошел до грязнокровки, или...
"Нет, этого не может быть, гордые cлизеринские принцы не влюбляются в простых гриффиндорок, а он хочет, чтобы я поверила в его "чувства" и стала снисходительнее" — подумала Гермиона. — "Нужно вывести его на чистую воду! Он должен быть наказан, и я постараюсь, чтобы это произошло!"
Вчера девушка так ничего и не нашла в конфискованных книгах, это было обидно, ведь она столько времени на это потратила!
"А может, — ее внезапно пронзила догадка, — Может они просто не нашли нужную комнату? Никто не совершенен, и авроры могут ошибаться!"
Зная, что все равно не уснет, девушка начала собираться, быстро натянув джинсы, свитер и куртку, она аппарировала к воротам Малфой-мэнора. Ночь придавала и без того зловещему замку, еще более жуткие очертания. Глубоко вздохнув, Гермиона достала из кармашка палочку и направилась к зданию. Холл встретил ее неприятными сквозняками.
— Люмос Максима! — скомандовала она, и дом наполнился светом. — Вот так-то лучше, а то в темноте тут сам черт ногу сломит.
Девушка специально говорила вслух, чтобы хоть как-то разбить гнетущую тишину дома. Она шла и шла коридорами, портреты благородных малфоевских предков плевались ядом от отвращение к посетившей их грязнокровке. Гермиона толкнула дверь и вошла в темную комнату. То, что именно это спальня Люциуса не оставалось сомнений, тут все кричало о своем хозяине. Огромный камин, кровать "оргийного", как охарактеризовала его Гермиона, размера, стол красного дерева и удобное кресло, все сохранилось в нетронутом виде, даже пыль не смела опуститься на вещи великого Малфоя. Как и у большинства аристократических семейств, у Люциуса с Нарциссой были отдельные спальни, объединенные общей дверью, чтобы прислуга не судачила о том, когда и сколько раз муж посещает жену в постели. Едва взглянув на эту дверь, Гермиона поняла, что она уже очень давно не используется. Повинуясь внезапному порыву, девушка опустилась в огромное кожаное кресло, поглаживая кончиками пальцев подлокотники.
— Удобно, — сказала она и притянула к себе ближайшую книгу, — интересно, что читает Люциус? — К ее удивлению, это оказалась тетрадь учета, вся исписанная мелким аккуратным почерком. Быть не может, Гермиона была уверена, что у него есть целая свара секретарей, чтобы заниматься такими вещами, однако, как выяснилось, всеми делами поместья заправлял сам Малфой.
— Тоже мне, истинный хозяин, — девушка встала и принялась осматривать стеллажи с книгами, которых в спальне было великое множество. Ни одной книги по темным искусствам не нашлось, зато встречались по-настоящему любопытные экземпляры книг по Зельеварению и Чарам. Корешок одной книги был подозрительно сильно истрепан, отличаясь этим от остальных. Заметив это, девушка скинула на пол тяжеленный том "Ста великих исцеляющих заклинаний", подошла книге и осторожно потянула за корешок. Руку мгновенно охватила острая, застилающая глаза боль, девушка отпустила треклятую книгу и повалилась на пол. Пальцы, кисть и предплечье мгновенно почернели, Гермиона видела, как чернота поднимается все выше и выше, она не могла сказать, что это был за яд, но сумела подняться и доплестись до сброшенной на пол книги. Как же вовремя та оказалась рядом! Еле-еле, продирая глаза от накатившей дурноты, девушка попыталась открыть раздел по борьбе с ядами. Притупив боль заклинанием, она постаралась нейтрализовать яд одним из прочитанных в книге заклятий, правда пришлось выговаривать его несколько раз, так как губы почти не слушались. Когда же оно начало действовать, боль немного утихла, а чернота принялась спадать, только ногти выдавали, что она сейчас перенесла. Обессиленная, Гермиона упала на кровать Люциуса и погрузилась в целительный сон.
Сам же Малфой тем временем метался по маленькой комнате. О да, он не привык к таким габаритам, будучи высоким и крупным мужчиной, он предпочитал просторные залы, но не это его сейчас беспокоило. Одна маленькая темноволосая грязнокровка занимала мысли великого Люциуса. Ничего у нее не получится, чистая кровь спасет его от Азкабана, однажды он там уже побывал и совершенно не хотел возвращаться. Его бесила эта девчонка! Ее острый ум, язвительность, то, как она одевалась, как поправляла непослушную прядь своих волос, вечно выбирающуюся из общего хаоса. Обычно, женщины старались принарядиться для встречи с ним, эта же совершенно не следила за модой. Ей было абсолютно плевать на то, как она выглядит, и кто перед ней сидит. Малфой не мог не признать, что это равнодушие его раздражает. Женщины трепетали в его присутствии, старались угодить, и, черт возьми, иногда у них это даже получалось. Но на Грейнджер совершенно не действовали его чары.
"Теряешь хватку, Люц" — сказал он самому себе. "Ну, ничего, завтра ты на ней отыграешься..."
Зачем только он поцеловал ее? Мужчина неожиданно понял, что именно этот поцелуй заставлял его мысли вновь и вновь возвращаться к грязнокровке. Он хотел смутить ее, заставить сбежать, но она осталась... Почему? Может, рассчитывала на продолжение? Сама мысль о связи с гриффиндоркой едва достигшей совершеннолетия должна была вызывать нервный смех, но почему-то не вызывала... Вконец изведя себя такими мыслями, Люциус заснул, и снилась ему девушка с каштановыми волосами, рассыпанными по его подушке.
Открыв глаза, Гермиона сначала не могла вспомнить, где она находится. Темно-синий бархат, расшитый серебром ясно подсказывал, что она не дома.
— Черт! — она резко села на постели, осматриваясь по сторонам. — Черт-черт-черт! — сказала девушка, когда ее взгляд упал на каминные часы, они показывали ровно три.
Гермиона рывком вскочила с кровати и, схватив свой блокнот и мантию, поспешила к выходу из замка. Ну, как она умудрилась проспать, да еще и до трех! Кошмар! Взъерошенная и слегка помятая, она аппарировала ко входу в Аврорат и только было хотела прошмыгнуть в подземелье, как ее остановил зычный бас Кингсли:
— Грейнджер!
Девушка сжалась в комочек, но все же подошла к начальнику.
— Я не вижу результатов твоей работы. Ты должна была предоставить отчет на следующей же день, однако я его не получил.
— На него не действует Веритасерум.
— Что? — не понял негр.
— Не действует, понимаете? Он сильный колдун, его защищает магия тридцати поколений, и это только внесенных в родовое древо!
— Вот дьявол! То есть...
— То и есть, — вздохнула девушка. — Я пойду, ладно?
— Иди, — кивнул Кингсли.
"Содержательный получился диалог", — хмыкнула про себя Гермиона, спускаясь в подземелья. Приставив палочку к двери, она толкнула тяжелую дверь и вошла.
— Добрый день, мисс Грейнджер, — шутливо склонил голову "заключенный", с комфортом расположившись на своей кровати. Он пил чай с булочками, стоящими рядом на столике.
— Не боитесь поправиться? — она кивнула на сдобу.
— Не боюсь, — Люциус похлопал себя по идеальному прессу, от чего кружевные манжеты, прикрывавшие точеные кисти рук, взметнулись белоснежным облаком. — Все мои предки были довольно худощавы.
— Ну, это не про вас, — пробормотала Гермиона, охватывая взглядом мощный разворот его плеч.
— Да? Почему же? — поднял светлые брови мужчина.
— Вы... э-э-э... — она замялась, — довольно крупный мужчина.
Увидев, как ее щечки зарделись от смущения, Люциус хмыкнул и улыбнулся, ему нравилось ее дразнить. Он легко поднялся с постели и с удовольствием потянулся, отчего его сорочка задралась до талии самым неприличным образом. Девушка тут же отвернулась, но все же не смогла не обратить внимания на идеальную ямку пупка, от которой в брюки уходила манящая дорожка светлых волос. Нервно сглотнув, девушка попыталась придать лицу деловое выражение.
— Я рада, что вы себя комфортно тут чувствуете, мистер Малфой, — ехидно сказала она, все еще стоя к нему спиной, — надеюсь, в Азкабане вам будет так же удобно.
Эта фраза согнала с мужчины всю веселость. Как она смеет угрожать ему? Он рывком развернул ее к себе лицом:
— Не думаю, что окажусь там, у вас нет против меня никаких прямых доказательств.
— А как же то, что вы уже сидели в тюрьме?
— И был освобожден!
— Волдемортом!
— Тюрьма была разрушена, только ленивый бы не сбежал.
— Вас видели в Министерстве Магии в ночь "официального" возрождения Темного Лорда.
— Кто? Горстка детишек, которым было рано давать показания?
— Однако сейчас...
— ... Существенно ничего не изменилось, мисс Грейнджер. Ваши показания не могут быть зафиксированы, так как на момент действий, вам не было семнадцати.
— Ублюдок! — выплюнула она ему в лицо.
— О, нет, моя дорогая, я был зачат в супружеской постели.
— Это ничего не меняет.
— Вы что, специально выводите меня из себя, гриффиндорка? Нет, я всегда знал, что у вас нет никаких манер, что делать, родители маглы, никакой дисциплины и воспитания...
Рука девушки сама дернулась, чтобы влепить мерзавцу пощечину, но была, разумеется, перехвачена.
— Что у вас с ногтями? — спросил Малфой, рассматривая пойманную руку. Ногти правой руки до сих пор были неприятно черными. — Это concitus urbis?
— Что? Быстрая Смерть?
— Вы были у меня в доме? — гневно спросил он.
— Не ваше дело! — ответила она.
— Как это не мое? — опешил от такой наглости Люциус. — Вы шастаете по МОЕМУ дому, а потом заявляете МНЕ, что это НЕ МОЕ дело?! Не слишком ли вы на себя берете?!
— Я аврор, и имею полное право "шастать по вашему дому"!
Малфой неожиданно сделал шаг назад:
— Как вам удалось выжить, после Быстрой смерти?
— Просто повезло... В тот момент я читала книгу "Сто великих исцеляющих зелий", поэтому найти заклинание, очищающее кровь от яда, не составило труда.
— М-да, все-таки эти гриффиндорцы крайне везучи, — пробормотал про себя Люциус, а потом, осторожно взяв поврежденную руку девушки, подул на кончики ее пальцев. Ногти мгновенно приобрели свой родной оттенок.
— Как вы это сделали? — ахнула Гермиона. Здесь, в одном из самых защищенных от посторонней магии мест на земле, он умудрился воспользоваться ментальным заклинанием. Ее восхитила сила его магического дара.
— Мне кажется, или вы и правда восхищены мной?
— Какой же вы все-таки самодовольный, — засмеялась она, и этот смех мурашками пробежал по его спине, — моя матушка была права...
— В чем же была права это "многоуважаемая" магла? — усмехнулся блондин.
— В том, что мужчины, как собаки, их постоянно нужно хвалить...
— Ах вы, маленькая нахалка! — он резко подхватил ее за талию и посадил на стол, так, что их глаза теперь были на одном уровне, — вы считаете, что меня нужно хвалить? Ну, так хвалите! — и Люциус впился в ее губы поцелуем. Он был готов к чему угодно, к крику, к слезам, к побоям, да даже к Круцио, но только не к тому, что она ответит на поцелуй. Девушка так страстно целовала его, что у него, опытного соблазнителя, едва не подогнулись колени! Впрочем, как и все хорошее, поцелуй скоро закончился. Оба были потрясены и растеряны, девушка чувствовала, что возбуждена, да и мужчине стало несколько тесно в своих узких брюках.
— Зачем вы снова это сделали? — тихо спросила девушка, смело глядя в светло-серые глаза своего подопечного.
— Не знаю, — так же тихо ответил Люциус и был в тот момент предельно честен.

|| [В оглавление] ||
 Фанфик: Нелюбовь 
Просмотров: 1092 | Комментарии к главе: 4 |
Всего комментариев к главе: 1
1  
Марго, милая, ну когда-когда-когда ты меня порадуешь???
Ну что там с Люцем будет, а?
Ну я уже изошлась.... А ты... редиска. :p









Посетителей в Малфой-Мэноре сейчас: 1
Гостей: 1
Званных гостей: 0


На данном сайте присутствуют материалы содержащие в себе графическое и текстовое описание сексуального акта, гомосексуальных отношений, насилие, мазохизм и другие вещи не рекомендованные для просмотра лицам младще 18 лет. Все материалы находятся в отдельных разделах. Если вам еще не исполнилось 18 лет, то мы не рекомендуем посещать данные разделы.
All Harry Potter names and characters belong to JK Rowling, Bloomsbury, Scholastic or Warner Bros. and Росмэн

Хроники Лорда Малфоя © 2017

Сайт управляется системой uCoz