Библиотека



Главная » Фанфики » Роман/Romance » Нелюбовь[ Добавить новую главу фанфика ]

Глава 3.
Гермиона вылетела из кабинета, задыхаясь, от нахлынувших чувств. Она только что пытала человека! Ни за что! Ну, хорошо, он оскорбил ее, вывел из себя, но это не повод бить людей непростительными заклятьями! Смущенная девушка аппарировала домой. Ей нужен был крепкий чай, ванна и Рон.
Когда ванна была принята, а чай — выпит, Гермиона вызвала по камину Нору.
— Рон, зайди ко мне, пожалуйста.
Через несколько минут он вышел из камина.
— Что с тобой? — сразу спросил он, видя, как она взволнована.
— Я ударила Малфоя Круциатусом!
— Что он сделал? — тут же ощетинился Герой Войны.
— Он... Он сказал, что боль, кровь и смерть — это для него грязь! — она сморщила свой чуть курносый носик, изображая Люциуса.
— И ты ударила его Круцио... — вздохнул Рон.
— Да... А он смеялся... Сказал, что мы с ним похожи, — она прижалась к его груди, надеясь найти успокоения.
— Маленькая моя, — ласково шептал он, гладя непослушные каштановые локоны.
— Я люблю тебя, — сказала она, поднимая на него свои огромные карие глаза.
— И я тебя. — Рон никогда не произносил слово "люблю". — У меня для тебя новость. Я переезжаю из Норы.
— И миссис Уизли тебя отпустила?!
— Да, — просто ответил он.
— И где ты будешь жить? — сердце замерло, вдруг он, наконец-то, переедет к ней!
— Я снял небольшую квартирку, — пояснил парень.
— Ты мог бы жить у меня... — начала она, но Рон ее перебил.
— Я не могу жить у тебя. Я хочу, наконец, побыть хозяином в собственном доме.
— Хорошо, — не стала настаивать девушка, она и сама помнила, с какой радостью перебиралась в свою крохотную квартирку.
Рон был несколько обескуражен таким легким согласием. Он выдержал настоящую битву и убедил Молли, что он вырос и имеет право жить там, где ему хочется.
— Твоя мама просто беспокоится за тебя, — тихо сказала Гермиона.
— Откуда ты...
— Дурачок, у тебя на лице написано, что ты победил своего дракона.
— Ты, как всегда, все знаешь, — несколько недовольно буркнул он.
Она усадила его на кровать, оседлав его колени.
— Я соскучилась по тебе, — шепнула она и принялась покрывать поцелуями его шею, вдыхая уже почти родной запах его кожи.
— Не надо, Гермиона, — попробовал отстраниться тот, но ее ловкие пальчики уже залезли под его ужасный коричневый свитер, подаренный матерью на очередное Рождество, который очень скоро оказался на полу.
Потом, лежа в одиночестве в своей постели Гермиона рыдала. От чего? Она и сама не могла ответить на этот вопрос, но отчетливо ощущала как Рон, ее милый Рон, отдалился от нее. Может это потому, что она уже не так веселая всезнайка, какой была? Но она не могла оставаться той, прежней Гермионой, слишком многое мешало этому... Война, какое простое, короткое слово, но как много оно в себе несет: боль и горечь потери, отчаянье и надежду, страх и яростное упоение битвой, чувства, которые она испытывала во время Битвы за Хогвартс. Не могла она снова стать той наивной и милой девушкой, которой была когда-то.
"Хватит себя жалеть!" — прикрикнула она на себя мысленно. — "Ишь, сопли распустила! У тебя полно работы, которую никто, кроме тебя не сделает!"
От мыслей о работе несколько полегчало, преодолевать препятствия всегда было для нее удовольствием, ибо нет такого дела, которое намеренно не дается в руки, и нет знания, которым нельзя было бы овладеть. Раз она не может найти нужную книгу, значит, просто не там ищет! Точно! Архивы! Аврорат вывез малфоевскую библиотеку почти подчистую, и хранится она тебе в архивах! От этой мысли ей хотелось немедленно помчаться в аврорат, но часы показывали только три часа ночи. Быстро выпив зелье Сна без сновидений, девушка повалилась на кровать, уснув до того, как ее голова коснулась подушки.
Малфой мерил шагами свое довольно скудное жизненное пространство, поглядывая на часы, прямо скажем, с нетерпением. Обычно Гермиона приходила к полудню, но время уже два, а ее все нет.
"Докатился" — с отвращением подумал Люциус, — "скучаю по грязнокровке..."
А как же иначе? Сидя в заключении, начинаешь скучать даже по такому обществу. Мисс Грейнджер поразила его вчера. В прямом и переносном смысле этого слова. Ее круцио было довольно сильным для молодой и неопытной колдуньи, он был впечатлен! Этот котенок быстро научился выпускать коготки, ах, как же приятно будет с ней играть... Малфой едва ли не мурлыкал от удовольствия, но тут вспомнил про Драко, и вся его радость улетучилась. Его собственный сын оказался не способен даже на такое просто действо, как пытка! Слабак, если бы он убил Дамблдора, на их семью не пал бы гнев Лорда! Это все Нарцисса, с ее излишне мягким воспитанием, она неимоверно баловала их единственного ребенка, пока он не превратился в капризного, наглого и надменного мальчишку. Ничего, пусть теперь балует его, сколько влезет!
Нет, судьба сына его, разумеется, волновала, но гораздо больше, его беспокоило, что именно в эти руки попадет и пропадет (в этом он был убежден!) все богатство и влияние рода Малфоев, нужно было попытаться выбить дурь из наследничка, а значит, пора выбираться...
Четкий план Люциус составить не мог, ибо слишком не предсказуемой была та, на которую он ставил сети. То, что Гермиона при желании перевернет все библиотеки мира, он не сомневался. Может, она даже найдет пару заклинаний, которые заставят его говорить правду, что тогда? Ему грозит пожизненное заключение в Азкабан, который, не смотря на отсутствие дементоров, по прежнему не является гостеприимным местом. Нет, тут следовало бы крепко подумать, прежде чем что-то делать.
Прошла еще пара час, и Люциус сдался:
"Да где же она, черт возьми?!" — возопил он. — "Стоп, а почему это меня так беспокоит? Неужели мне хочется ее увидеть? Это просто от одиночества, мой друг, скоро все закончится".
Гермиона тем временем разглядывала семейное древо рода Малфоев, она даже бровью не повела, найдя парочку вейл. Теперь понятно, откуда у Люциуса и Драко такие роскошные платиновые волосы.
"А он красив" — вдруг подумала она, тут же себя одернула, — "он красив только снаружи, изнутри это все тот же кусок снобизма, щедро приправленный гордыней!"
Ее исследование, по сути, было безрезультатным, но история всегда ей нравилась, не смотря на ужасного школьного преподавателя.
"Пора идти к моему подопечному", — решила она, откладывая в сторону древний пергамент, но, заметив очевидную глупость своих слов, поправилась, — "не подопечному, а заключенному!"
— А я уж думал, что вы не придете, — раздался насмешливый голос, стоило ей войти. — Опаздываете, мисс Грейнджер.
Люциус демонстративно кивнул на часы, отмечающие без четверти пять.
— Зато вы как раз к вечернему чаю. — Он сделал приглашающий жест рукой за небольшой деревянный стол с парой старых, потертых, но вполне крепких кресел.
— Вы что, умудрились изготовить из подручных средств яд, который надеетесь на мне опробовать? — нелюбезно поинтересовалась девушка.
— Вы и правда думаете, что я способен... — хмурый взгляд Гермионы ясно дал понять, ЧТО она думает. — Ну же, Грейнджер, улыбнитесь! Или вы провели день в безрезультатных поисках взлома моей родовой магии?
— Ну, не таких уж и безрезультатных... Я была крайне удивлена, обнаружив в ваших родственниках саму Анну Болейн.
Люциус поморщился:
— Она была сквибом, правда, варила неплохие зелья, — проговорил он, — вот один из моих пра-пра-прадедов и отдал ее в жены Генриху, но и тут она сумела опростоволоситься... Перепутала ингредиенты одного из зелий, эффект от него ослаб, и король казнил ее, как ведьму, которой она даже не являлась.
Гермиона только хмыкнула в ответ на это заявление. Мало кто из ее знакомых может вот так спокойно рассуждать о казни своих предков.
На столе появился чайник, пара чашек и даже розетка с клубничным джемом, от удивления брови мисс Всезнайки полезли на лоб.
— Откуда? — только и смогла выговорить она.
— А, ерунда, — отмахнулся Люциус, — выторговал у эльфа на шейный платок.
Тут Гермиона заметила, что его мощную шею действительно не обхватывает этот предмет одежды. Какая она у него, оказывается, мужественная...
"Так, ну-ка приходи в себя! Нечего его разглядывать!" — одернула себя девушка.
Малфой же молча усмехался, от него не укрылся ее заинтересованный взгляд. Интересно, куда это может привести, если он чуть изменит форму одежды?
— Душновато здесь, — воспользовался он старой, как мир, уловкой, сказал он, скидывая сюртук и оставаясь в небрежно застёгнутой белоснежной сорочке.
Гермиона с беспокойством наблюдала за его передвижениями, но все равно не успела заметить, как он оказался рядом с ее креслом, аккуратно наливая чай в ее чашку. Он стоял так близко, что она ощущала тепло его тела, его запах, терпкий и пряный аромат мужчины. Она сглотнула и постаралась прервать неловкий момент:
— Скажите, мистер Малфой, почему вы не участвовали в Битве за Хогвартс?
— Я был наказан, — сказал он, стоя за спинкой ее кресла. — Лорд сказал, что пока я вновь не заслужу его расположения, его планы не будут касаться меня никоим образом. Глупец! Теперь он мертв, а я сижу здесь, с вами, потому что вы ничего не можете на меня накопать.
— Наказан? За что же? — заинтересовалась девушка.
— Упустил пророчество, загремел в Азкабан, не выказал радости от того, что он забрал мою палочку... Но самое главное, — шепнул он, нагнувшись прямо к ее уху, — он почувствовал, что я перестал ему служить...
Гермиона резко повернулась и оказалась в дюймах от его лица. Чуть насмешливый взгляд его глаз, цвета расплавленного серебра ясно говорил о том, что его обладатель задумал какую-то пакость и действительно, сократив ничтожное расстояние между их лицами, Люциус впился в ее нежные губы настойчивым поцелуем.
От неожиданности девушка ахнула, приоткрыв рот и, тем самым, полностью отдаваясь в плен требовательного поцелуя. Гермиона отчаянно замолотила кулачками по его широкой груди, пытаясь освободиться, она была настолько шокирована, что даже не подумала воспользоваться палочкой. Впрочем, поцелуй прекратился так же внезапно, как и начался. Малфой отошел от девушки и сел в кресло напротив.
— Вы... вы... — яростно выдохнула девушка, вскочив со своего кресла, — да как вы посмели?
— Как я посмел что? Начать или прекратить? — с усмешкой спросил он, как ни в чём ни бывало прихлебывая чай из своей чашки. Весь его вид явно говорил о том, что он легко может позволить себе все, что угодно.
— У меня есть жених! — рявкнула она.
— Угу... Ваш узколобый рыжий школьный приятель, которого даже чистая кровь не спасает от непроходимой тупости! Очень лакомый кусок вы себе отхватили, мисс Грейнджер.
— Вы настоящий подлец, — с ненавистью сказала Гермиона, стараясь отогнать назойливое ощущение его жарких губ.
— А вы сомневались? — он рассмеялся густым обволакивающим смехом. — Какая вы забавная, когда злитесь...
Девушке оставалось только проглотить свой гнев, чтобы еще сильнее не веселить этого чертова аристократа. Она гордо выпрямилась на кресле и произнесла холодным деловым тоном:
— Теперь понятно, почему Нарцисса от вас сбежала, вы совершенно не умеете целоваться! — это была очевидная ложь, и оба это понимали, но то, что она не потеряла присутствия духа, очень удивило Люциуса. Он был уверен, что сбил ее с толку своим поступком. Вот если бы она закатила истерику и сбежала, это было бы понятно, но она по прежнему сидела напротив, глядя на него своими топазовыми глазами, и прихлебывала чай.
Гермиона задавала ему какие-то вопросы, и он на них даже отвечал, но мысли его были далеко.

|| [В оглавление] ||
 Фанфик: Нелюбовь 
Просмотров: 1243 | Комментарии к главе: 3 |
Всего комментариев к главе: 0








Посетителей в Малфой-Мэноре сейчас: 1
Гостей: 1
Званных гостей: 0


На данном сайте присутствуют материалы содержащие в себе графическое и текстовое описание сексуального акта, гомосексуальных отношений, насилие, мазохизм и другие вещи не рекомендованные для просмотра лицам младще 18 лет. Все материалы находятся в отдельных разделах. Если вам еще не исполнилось 18 лет, то мы не рекомендуем посещать данные разделы.
All Harry Potter names and characters belong to JK Rowling, Bloomsbury, Scholastic or Warner Bros. and Росмэн

Хроники Лорда Малфоя © 2017

Сайт управляется системой uCoz