Библиотека



Главная » Фанфики » Драма/Drama » Жизнь после Другой Победы[ Добавить новую главу фанфика ]

Глава 21. Ариана.
О, Боже правый, моя вина – люблю, только этим душа полна!
Notre Dame de Paris

Люциус перенёс Гермиону и Молли в глухой посёлок в Шотландии, где ему принадлежал заброшенный охотничий домик. У Малфоя не было времени приводить жилище в порядок, поэтому первые пару дней женщины провели за уборкой, а сам Люциус накладывал сильнейшие защитные заклинания на несколько километров вокруг. Всё как будто повторилось снова, он опять выкрал Гермиону, спрятал её в глуши, вот только на этот раз всё было гораздо опаснее. Люциус объяснил девушке, что практически не сможет навещать её. Конечно, он не упомянул о безумной ревности своей жены, но Гермиона и так всё поняла. Малфой приказал Молли помогать Гермионе и, в экстренном случае, отправить к нему домовика.
- Но только в экстренном случае, - не один раз повторил Люциус в своём разговоре с миссис Уизли. Волшебница только кивала в ответ, у неё не было ни малейшего желания лишний раз видеться с Малфоем. Молли понимала, что, в отличии от Гермионы, является пленницей, по сути, служанкой. Но отношения двух женщин не были плохими. В первый день, проведённый вдвоём в том унылом месте, они излили друг другу души, долго плакали и, в конце концов, окончательно помирились. Гермиона впервые рассказала другому человеку о своих непростых чувствах к Рону и к Люциусу, а Молли смогла поделиться своей болью и своими страхами.
- Нам надо держаться вместе, - говорила Гермионе миссис Уизли, - и тогда всё будет хорошо. Надо делиться мыслями, эмоциями и тогда мы будем сильнее.
Гермиона кивала, но были вещи, о которых она не смогла бы поведать даже самой близкой подруге. Например, о той ночи, когда Люциус перенёс их в Шотландию. Тогда мужчина повёл её в спальню и долго и нежно целовал её там. Они соскучились, изголодались друг по другу, но дальше объятий и поцелуев они так тогда и не зашли. Во-первых, потому что за стеной была Молли, а, во-вторых, потому что совсем не было времени. Когда Гермиона снова ощутила на себе руки и губы Малфоя, она выкинула из головы все свои страхи и то о чём предупреждали её Рон и Джордж. Люциус ни на секунду не забывал о ней, в этом девушка была уверена.

Люциус действительно появлялся очень редко. Иногда только раз в месяц. Он никогда не оставался на ночь. Приходил вечером, клал на стол мешочек с галеонами, чтобы Молли могла купить всё необходимое в посёлке, осведомлялся, не произошло ли за время его отсутствия чего-нибудь подозрительного, потом кратким: «Оставь нас», - выпроваживал миссис Уизли и оставался наедине с Гермионой. Девушка чувствовала себя ужасно неловко, ведь, несмотря на заглушающие заклинания, Молли было понятно, чем они там занимаются, но Люциус не хотел ничего слушать. «Ты нужна мне», - говорил он в ответ. Да и Гермиона вскоре сдалась. Сопротивляться ласкам Люциуса было невозможно. Девушка заметила, что на его теле появились новые шрамы. В это было трудно поверить, но совершенное тело Малфоя было покрыто огромным количеством больших и маленьких застарелых шрамов – следов былых сражений. Но появились и совсем свежие. Люциус долго отказывался говорить с Гермионой на эту тему, но потом нехотя обронил:
- Думаешь, Тёмный Лорд так легко простил мне провал по захвату убежища Сопротивления? Десять погибших Пожирателей и один выживший я, это не шутки.
Гермиона промолчала, но вдруг почувствовала что-то вроде гордости. Чистокровный маг, могущественный волшебник, терпит пытки из-за неё! Но одновременно ей было невероятно жаль Малфоя. Девушка знала, что такое Круцио, у неё у самой был крохотный шрам на подбородке, появившийся из-за Беллатрикс Лестрейндж.

- Что будет дальше? – как-то спросила Гермиона у Люциуса.
- В каком смысле?
- Потом… после того, как… - «я рожу ребёнка», - девушка не решилась закончить мысль вслух, но Малфой и так её понял.
- Я с трудом себе это представляю, - признался мужчина.
- Так не может продолжаться вечно, - осторожно сказала гриффиндорка. Раньше они никогда не говорили о будущем, но нельзя же постоянно избегать этой темы.
- Думаешь, я не знаю? – глаза Люциуса сузились. – Но ты не должна об этом думать. Это только моя проблема.
- Но я не могу не думать! Мне страшно и я вынуждена бояться не только за себя!
Малфой обнял Гермиону и положил ладонь на её, уже заметно округлившийся, живот.
- Ты устала прятаться, да? – грустно спросил он.
Девушка кивнула.
Люциус крепче прижал её к себе и произнёс:
- Когда-нибудь всё будет по-другому.
- Я боюсь, что всё будет только хуже, - горестно ответила она.
- Нет. Верь мне. – Люциус зарылся лицом в её волосы, и она закрыла глаза. А Гермионе и не оставалось ничего другого, кроме как ждать и надеяться на лучшее.

***

В таком нестабильном положении, каждый день, засыпая и просыпаясь со страхом, прошло почти шесть месяцев. Гермиона думала, что родит со дня на день. Молли была в полной растерянности, ведь она, хоть и родила семерых, всегда в этот момент находилась под присмотром колдомедиков. А тут им с Гермионой придётся управляться своими силами и никто не придёт на помощь. Малфоя, же, как назло, давно не было видно. Женщины не могли знать, что Волдеморт, словно издеваясь, загрузил его огромным количеством работы, да ещё и отправил в кратковременную командировку.

Гермиона проснулась посреди ночи, оттого что у неё ужасно болел низ живота. Она пыталась успокоиться, убедить себя, что это ложная тревога, но боль не утихала. Наконец, Гермиона не выдержала:
- Молли! – вскрикнула она. Буквально через несколько секунд в её спальню влетела миссис Уизли.
- Мне кажется, началось, - простонала девушка.
- О, Мерлин! Сейчас, сейчас, милая… - она умчалась на кухню.
«Хоть бы всё обошлось, хоть бы всё обошлось!» - лихорадочно думала Гермиона, стирая со лба крупные капли пота.

***

«Слава Мерлину и Моргане, что всё обошлось!» - радостно думала Молли, заворачивая в пелёнки крохотную новорожденную девочку. Наверное, высшие силы сжалились над Гермионой. Она родила дочку очень быстро, не было никаких острых и тревожных моментов, Молли даже ни разу не пришлось пожалеть о том, что они не могут вызвать колдомедика.
- Дайте мне её, - устало, но радостно прошептала девушка.
Молли засуетилась вокруг неё, устраивая удобнее, а потом осторожно положила Гермионе на руки малышку.
- Я назову её Арианой, - улыбнулась гриффиндорка, - так хотел… Люциус.
- Она будет очень красивой девочкой, - утирая невольные слёзы, произнесла Молли.
- Вы плачете? Пожалуйста, не надо!
- Нет-нет, ничего страшного, просто я… - женщина развела руками и грустно добавила:
- Просто я всегда мечтала, что, когда-то буду качать на руках твою дочку, и это будет ребёнок моего сына… я так хотела, чтобы у вас всё получилось. А жизнь, она вон как распорядилась, - вздохнула Молли.
Гермиона всхлипнула. Ей и самой было тошно от того, что у них с Роном всё сложилось так плохо. Но теперь думать о Уизли было как-то не к месту. Девушка держала на руках дочь Люциуса Малфоя.
- Она совсем не похожа ни на одного из родителей, - удивлённо произнесла она, рассматривая сморщенное личико младенца.
- Она ещё слишком маленькая, - улыбнулась Молли. – Вот подрастёт, тогда…
- Надо же сообщить Люциусу! – внезапно вспомнила Гермиона. – Надо написать письмо!
- Давай с утра, милая? Всё-таки нам обеим надо отдохнуть, выспаться. А уж тебе и подавно!
- Ну… ладно, – нехотя согласилась девушка. – Но записку я напишу сейчас, пока во мне есть все эти эмоции.
Молли быстро нашла бумагу и карандаш. Гермиона передала дочь на руки миссис Уизли и написала несколько строк:
Сегодня ночью у нас родилась дочка. Я назвала её Арианой, как ты и хотел. Очень жду тебя.

Девушка ненадолго задумалась, а потом, улыбнувшись, приписала:
Твоя Гермиона

***

Люциус молча завтракал в компании Эрины. Он не отрывал глаз от утренней газеты, периодически поднося ко рту чашку кофе или сэндвич. Волшебница хмуро глядела на него. Эрина не могла задушить в себе любовь к Малфою и её очень раздражало то, что он не испытывает к ней никаких чувств. Девушка без аппетита ковыряла вилкой омлет. Она была настолько погружена в свои мрачные мысли, что не заметила, как приоткрылась дверь, и в столовую тихонько проскользнул домовик.
- Хозяин, вам записка, - пропищал эльф, почтительно протягивая Люциусу сложенную пополам бумажку.
Лицо мужчины еле заметно напряглось. Он взял пергамент, развернул его и поднёс её к глазам. Пробежавшись по строчкам, он не смог сдержать мимолётной улыбки. Эрина теперь внимательно наблюдала за мужем и, увидев, какое впечатление произвело на Малфоя это послание, холодно осведомилась у домовика:
- Тинки, а от кого письмо?
- Это по работе, - мгновенно среагировал Люциус, - ты же помнишь, что Лорд поручил мне искать Уизли и вот, кажется, есть зацепка.
- Хмм, - протянула ведьма, - и что там написано?
- Пока не могу рассказать, всё надо проверить, - Малфой резво вскочил из-за стола и почти бегом направился к двери. – Я буду очень поздно.
- Удачного дня, - зло прошипела девушка, когда за Люциусом закрылась дверь. – Думаешь, я такая дурочка и поверю, что известия о каких-то предателях крови вызвали у тебя на лице искреннюю улыбку? Тинки! – щёлкнула она пальцами. Через пару секунд перед ней появился испуганный эльф.
- Тинки, кто принёс записку, которую ты только что передал хозяину? – вежливо, но строго спросила она.
- Другой домовик, миссис, - ответило существо, переминаясь с ноги на ногу.
- Какой? Из какого дома? – продолжила расспрашивать Эрина.
- Не знаю, хозяйка. Но он сказал, что у него важные новости и что я должен немедленно передать письмо хозяину.
- Послушай, Тинки, - Эрина решила пойти на хитрость, - ты же знаешь, что я всегда относилась к тебе нормально. Ты никогда не получал незаслуженных наказаний, я не кричала на тебя почём зря, верно?
- Ддда, миссис, - дрожа от страха, ответил эльф.
- Так вот, я думаю, что ты должен помочь мне. Я знаю, что у вас, эльфов, есть свои секреты. Ты должен вызвать сюда домовика, который принёс то письмо. Ты ведь можешь?
Тинки мялся. Он и правда мог настроиться на канал любого эльфа, но показывать это хозяйке… У эльфов были неписаные законы и одним из них был – не демонстрировать магам свои тайные способности. Но Эрина действительно была хорошей хозяйкой, гораздо более спокойной и доброй, чем предыдущая и, уж тем более чем хозяин. Девушка мягко улыбалась ему и выжидающе смотрела.
- Хорошо, миссис. Я попробую, – решился Тинки.
Ведьма просияла. «Я узнаю, что за тайны снова появились у Люциуса!» - подумала она.
Домовик напрягся, закрыл глаза и стал что-то бубнить. Волшебница с интересом наблюдала за ним. Наконец, вокруг эльфа появилось сияние, что-то в воздухе завибрировало, и с лёгким хлопком в комнате появился второй эльф.
- Вот он, хозяйка, - пискнул Тинки.
- Благодарю. Скажи, как тебя зовут? – обратилась Эрина к незнакомому домовику.
- По, - скрипучим голосом ответил он.
- По, ты принёс Тинки записку для Люциуса Малфоя?
- Да.
- А от кого она, По?
Эльф подозрительно взглянул на девушку.
- Понимаешь, я очень волнуюсь за Люциуса. Сейчас такое нестабильное время, надо всё перепроверять. Мне было бы спокойнее, если бы я знала, где он и с кем… - Эрина говорила тихо, спокойно, чтобы вызвать доверие.
Домовик несколько мгновений думал, а потом произнёс:
- Это было письмо от моей хозяйки.
- А кто твоя хозяйка? – голос Эрины предательски дрогнул.
По колебался. Он покосился на Тинки, но тот одобрительно кивнул. «Это моя хозяйка, она хорошая!» - телепатически сообщил малфоевский эльф.
- Моя хозяйка – мисс Гермиона, молодая девушка, - сказал По, – мы живём в Шотландии. Записку написала она.
Эрина почувствовала, как у неё перед глазами всё плывёт. Чтобы эльфы не увидели её слёз, она резко встала и прошлась по комнате. «Гермиона! Опять эта чёртова грязнокровка! Он так и не бросил её!» - метались в сознании горькие мысли.
- По, - снова обратилась она к эльфу, – дело в том, что Гермиона моя, - она сделала усилие над собой, - моя давняя знакомая. Я знаю, что она попала в трудные обстоятельства и очень рада, что Люциус не оставил её одну. Но я хотела бы сама повидать её. Мы так давно не виделись. Ты бы не мог помочь мне?
По пожал плечами.
- Что вы хотите, госпожа?
- Я бы хотела, чтобы ты перенёс меня в тот дом, где вы живёте. Я хочу сделать ей сюрприз.
- Хорошо, - проскрипел По. – Сейчас?
- Нет, - отшатнулась она, - не сегодня. Мне… мне надо подготовить ей подарок. Приходи завтра… завтра в полдень. И жди меня на кухне. Я приду туда, – в голове Эрины быстро зрел злодейский план.
- Как прикажете, – ответил По.
- Спасибо. Ты очень милый, – через силу улыбнулась девушка. – А теперь можешь идти. Только не говори своей хозяйке о моём визите, хорошо? Пусть это будет для нее приятной неожиданностью.
- Как вам будет угодно, миссис, – По поклонился и исчез.
- Ступай, Тинки, - отпустила Эрина домовика.
Ведьма медленно добралась до своей спальни. Сил на то, чтобы плакать у неё уже не было, все слёзы она уже выплакала за много месяцев совместной жизни с Малфоем. Эрина устало взглянула на себя в зеркало. На неё смотрела молодая, красивая женщина с грустными глазами. Девушка взяла волшебную палочку и приставила её конец к отражению.
- Я тебя уничтожу, грязнокровка, - прошептала она, - я дочь своей матери. Ты надоела мне, Грейнджер и я не остановлюсь ни перед чем, чтобы убрать тебя с дороги.

***
Люциус аппарировал к убежищу Гермионы, быстро добрался до двери, открыл её и пошёл по коридору. Его встретила Молли.
- Она ждёт вас, - холодно сообщила ему волшебница. Умиление малышкой и любовь к её матери на Малфоя не распространялись.
- Как она? – осведомился Люциус.
- Нормально. Хотя, конечно, то, что в таких ужасных условиях роды прошли нормально – это просто чудо, – не могла не уколоть мужчину Молли. – Гермиона просто молодец, настоящая смелая гриффиндорка.
Малфой гневно взглянул на миссис Уизли, но промолчал.
- Благодарю вас за помощь, - учтиво произнёс он.
- Я помогала не вам, а Гермионе.
- Как угодно.
Он кивнул на прощание и направился к Гермионе. Когда маг вошёл в её спальню, она держала на руках розовый свёрток и поначалу не заметила, как приоткрылась дверь.
- Здравствуй, - произнёс Люциус.
Девушка подняла на него глаза. Она просияла.
- Привет…
Оба нерешительно молчали. Что-то мешало Малфою броситься к Гермионе и поцеловать её и свою дочь, а Гермионе – протянуть к нему руки. Оставалась последняя, тончайшая преграда… Люциус сделал один шаг вперёд и остановился.
- Это девочка? – задал он глупый вопрос.
Гриффиндорка кивнула.
- Можно взглянуть?
- Конечно. Это же твой ребёнок, - смущённо ответила Гермиона.
Малфой нерешительно подошёл к кровати и присел рядом с девушкой. Осторожно склонился над младенцем. Гермиона немного повернула Ариану. На Люциуса смотрело крохотное личико, совсем не похожее ни на него, ни на Гермиону. Маленькая девочка с нечистой кровью. Предки Малфоя перевернулись бы в гробу, если бы узнали, сколько нежности и любви вдруг нахлынуло на Люциуса. Он чрезвычайно осторожно провёл пальцем по щеке малышки.
- Смотри, это твой папа, - прошептала Гермиона дочери.
Люциус вздрогнул. Он перевёл взгляд на гриффиндорку. Гермиона тоже посмотрела на него. Они долго не сводили друг с друга глаз, ничего не говоря. Никто не мог вымолвить ни единого слова, пока не исчезнет последний камень и все преграды между ними не рухнут.
- Прости меня, Гермиона, - сорвалось с губ Малфоя.
Глаза девушки наполнились слезами. Такого она не надеялась услышать даже в самых смелых своих мечтах. Люциус взял её за руку и повторил:
- Прости меня.
Гермиона кивнула.
- Нет, я хочу, чтобы ты сказала это. Мне важно услышать от тебя эти слова, – настойчиво повторил Малфой.
- Я… я прощаю тебя за всё, – дрожащим голосом произнесла девушка.
Он сжал её пальцы. Гермиона пододвинулась поближе и поцеловала его в лоб. Люциус вновь взглянул на неё, потом перевёл глаза на Ариану. Малышка с интересом наблюдала за происходящим, как будто понимала, о чём идёт речь.
- Послушай меня, Гермиона, – серьёзно произнёс мужчина. - Слушай и не перебивай. Я Пожиратель Смерти. Я убийца и я сидел в тюрьме. Всю свою жизнь я презирал грязнокровок и ненавидел магглов. За последний год в моей жизни многое изменилось. Появилась ты. Теперь и Ариана. Я по-прежнему придерживаюсь своих убеждений. И никогда не изменю им. Я всё тот же Люциус Малфой, но с одной оговоркой, – он перевёл дыхание и закончил:
- Я люблю тебя.
- Люциус… - только и смогла прошептать Гермиона.
Малфой не планировал говорить ничего подобного. Он вообще был не уверен в том, что то, что он испытывает к гриффиндорке, следует называть любовью. Но, когда он увидел её с их дочерью на руках, когда уловил ее теплый взгляд на своем лице, то всё сорвалось с языка само. Он просто должен был это сказать.
- Я тоже люблю тебя, - послышался ответ.
Они больше не говорили, это было не нужно. Все слова были сказаны. Люциус нашёл губы Гермионы и жарко поцеловал её. Теперь всё было не важно, война, Лорд, Орден – они были готовы встретиться лицом к лицу как с одним, так и с другим – и выиграть.

***

Утро следующего дня
Рано утром Люциус снова появился у Гермионы, посидел с дочкой и, сказав, что ему надо отлучиться на час, аппарировал в неизвестном направлении. Гермиона осталась сидеть с Арианой в компании Молли. Они даже не подозревали, что Малфой отправился на встречу с Артуром Уизли. У Люциуса были свои секреты, и он не считал нужным говорить Гермионе и, тем более, Молли о том, что вновь связался с главой Сопротивления вскоре после того, как перенёс обеих женщин в Шотландию. Малфой тонко чувствовал, куда дует ветер и решил на этот раз вовремя подстраховаться и подготовить пути для отступления. Люциус просчитал все ходы, но не учёл одного – что его жена станет дружески общаться с домовыми эльфами. Малфой сам едва замечал этих созданий, и ему даже в голову не могло прийти, что супруга обратится к ним за помощью. А Эрина, тем временем, спустилась на кухню Малфой-мэнора, где Тинки вызвал к ней По, и старый эльф перенёс ведьму в Шотландию, прямо к двери чёрного хода, которой пользовался сам. Таким образом, они миновали все защитные заклинания, установленные Малфоем. А потом простой Обливиэйт – и домовик уже не мог вспомнить, что оставил на заднем дворе дома волшебницу, закутанную в чёрную мантию. Эрина считала, что то, что у неё получилось провернуть эту операцию – настоящее чудо и сами небеса благоволят к ней. Девушка осторожно сняла заклинания с двери – на это потребовалось много времени, потому что они были в несколько раз сложнее Алохоморы. Но Эрина была сильной волшебницей и её удалось. Проскользнув внутрь, девушка перевела дыхание. Где-то в этом доме, буквально в двух шагах, находилась проклятая грязнокровка, отнявшая у неё Люциуса. Эрина не могла твёрдо сказать, что она намерена сделать с Гермионой, ведьма руководствовалась эмоциями, но её рука крепко сжимала волшебную палочку, а на лице была решимость. «Или она или я!» - подумала Эрина, делая первый шаг в тёмном узком коридоре.

|| [В оглавление] ||

 Фанфик: Жизнь после Другой Победы 
Просмотров: 2682 | Комментарии к главе: 0 |
Всего комментариев к главе: 0








Посетителей в Малфой-Мэноре сейчас: 1
Гостей: 1
Званных гостей: 0


На данном сайте присутствуют материалы содержащие в себе графическое и текстовое описание сексуального акта, гомосексуальных отношений, насилие, мазохизм и другие вещи не рекомендованные для просмотра лицам младще 18 лет. Все материалы находятся в отдельных разделах. Если вам еще не исполнилось 18 лет, то мы не рекомендуем посещать данные разделы.
All Harry Potter names and characters belong to JK Rowling, Bloomsbury, Scholastic or Warner Bros. and Росмэн

Хроники Лорда Малфоя © 2017

Сайт управляется системой uCoz