Библиотека



Главная » Фанфики » Драма/Drama » Жизнь после Другой Победы[ Добавить новую главу фанфика ]

Ожидание.
Да, я не поверю в то, что скажешь мне ты, вот и всё, что Бог отмерил, мы стоим у черты… - Секрет, «В жарких странах»

- Гермиона… - на лице Рона было выражение недоумения и абсолютного счастья. – Ты… ты здесь! Но как?
Девушка переминалась с ноги на ногу и пыталась заставить себя взглянуть на мужа. Но ей это никак не удавалось сделать. Когда они с Артуром прибыли в убежище сопротивления, Гермиона надеялась, что Рона не будет на месте, и она сможет подготовиться к встрече с ним, придумать, что говорить, как смотреть. Но её ждал неприятный сюрприз. Младший Уизли вышел в холл как раз в тот момент, когда Артур и Гермиона вошли в дом.
- Миона теперь будет жить у нас, - сообщил мистер Уизли. – Малфой больше не может обеспечивать её безопасность, поэтому мы с ним договорились…
Рон побледнел. Он окинул отца гневным взглядом и выпалил:
- Договорились? Папа, ты общался с Малфоем? И ничего не сказал мне?
- Я подумал, что ты можешь не сдержать эмоции и вся операция провалилась бы, - голос Артура был спокойным и твёрдым. Волшебник отлично понимал чувства сына, но в его же интересах было не допустить, чтобы они взяли верх над разумом.
- Тебе не кажется, что я имею право на эмоции? – кипятился Рональд. – Чёрт возьми, Гермиона моя жена, и я…
- Ты бы предпочёл убить Люциуса, чем видеть меня здесь, целой и невредимой? – перебила его девушка. Эти слова сорвались с её губ случайно, просто стало невозможно терпеть.
Рон взглянул на Гермиону, как будто впервые её увидел. Он подошёл к ней и попытался заглянуть в глаза, но девушка упрямо продолжала смотреть в пол.
- Так ты теперь называешь его «Люциус»? – прошептал он.
- Я вас оставлю, - мистер Уизли решил не становиться свидетелем семейной сцены. – И, Рон, не заставляй Миону стоять в коридоре.
- Называешь его по имени? – с горечью повторил Рон. – А он тебя тоже?
- Это тебя не касается, - Гермиона наконец-то вскинула голову и взглянула мужу в глаза. - Прости, я не то хотела сказать! – испугалась она, увидев тень разочарования, пробежавшую по лицу Уизли.
- Нет, ты права, – парень закусил губу и засунул руки в карманы. Он пытался вести себя безразлично, но это выходило у него из рук вон плохо. – Почему меня должно касаться, как ты называешь своего любовника? Это вообще не моё дело.
- Рон, я не хочу с тобой ссориться! – в отчаянии воскликнула девушка. – Ты мне очень дорог, ты мой единственный друг. Но когда ты так ведёшь себя, мне тоже хочется сделать тебе больно! Я не могу терпеть постоянные упрёки и оскорбления!
- Да, наверное, ты права, – помолчав, ответил Рон. – Я часто не контролирую себя, когда речь заходит о… сама понимаешь, чём.
- Рон… - Гермиона хотела взять его за руку, но гриффиндорец отдёрнул её. – Знаешь, Миона, - сказал он, покачав головой, - раньше тебе не хотелось сделать мне больно. Это что – дурное влияние?
- Мы не слышим друг друга… - грустно прошептала девушка, опуская руку.
- Да. Не слышим, – согласился с ней Рональд.
Они стояли друг напротив друга и не знали, что ещё сказать. Взгляды обоих скользили по стенам и избегали встречаться.
- Ладно, - пробурчал молодой человек, - пойдём, я найду тебе какую-нибудь свободную комнату.
Гермиона молча пошла вслед за мужем. Она брела по лестницам, не поднимая глаза от пола. Всё было просто ужасно. Девушка уже скучала по своему прежнему пристанищу. Хоть там она была почти всё время одна, и временами ей бывало очень страшно, но там не было вот таких непонятных ссор с дорогим ей человеком. Гермиона с тоской подумала о том, что ей предстоит ещё встреча с Молли и Джорджем.
- Вот, эта комната свободная, - Рон толкнул дверь и пропустил девушку вперёд, - не хоромы, конечно, но жить можно.
Гермиона оглядела место, где теперь должна была жить. Вполне уютная, небольшая комнатка, чем-то даже напоминающая интерьеры Норы.
- Спасибо, - пробормотала она.
- Если тебе что-то понадобится – моя комната в конце коридора, - помявшись, сообщил Рон, - а сейчас мне надо идти.
Гриффиндорка понимающе кивнула.
- Хочешь есть? – парень искал причины, чтобы задержаться.
- Нет, спасибо, - тихо ответила девушка.
- Ладно. Обедаем мы в четыре, если проголодаешься – можешь пойти на кухню, она на первом этаже или… или позвать меня, – уже совсем сбивчиво произнёс Рональд.
Гермиона снова кивнула. Уизли понял, что продолжения разговора не будет и взялся за ручку двери. Девушка проводила его взглядом и, когда дверь за ним полностью закрылась, обессилено упала на кровать. Ей не хотелось ни плакать, ни кричать. Просто Гермиона очень чётко осознала, что она здесь всё-таки чужая. И не только потому, что провела с Малфоем два месяца и даже не потому, что ждёт от него ребёнка. Что-то изменилось в ней самой. Теперь она ясно видела все недостатки своего мужа и понимала, что они с ним вряд ли найдут общий язык. «Боже мой, я не знаю, что мне делать..? - мысленно спрашивала она себя. – Я же не могу всё время сидеть в этой комнате. Не хочу, не хочу… - она зарылась лицом в подушку. – Когда-нибудь это закончится», – сказала она себе и тут же испугалась своих слов. А что потом? Неужели она будет находиться здесь до конца беременности? А дальше? Когда у нее на руках будет ребёнок, продолжат ли Уизли опекать её или отправят к Малфою? Гермиона вспомнила последние мгновения, проведённые рядом с Люциусом, и её глаза наполнились слезами. Казалось, всего несколько часов назад они растворялись друг в друге и не думали о своём туманном будущем. «А вдруг я его больше никогда не увижу?» - с ужасом подумала девушка и окончательно разрыдалась. Её жизнь у Уизли началась очень безрадостно.

Рон зло стукнул кулаком по стене. Его переполняли негативные эмоции. Конечно, он был рад видеть Гермиону рядом с собой, ведь парень продолжал любить её. Но вот такие тайны, соглашения за его спиной, чувство того, что он всё узнаёт последним – это было совсем не по душе отчаянному гриффиндорцу. Рон уже сожалел о том, что успел поссориться с Гермионой в первую же минуту их встречи, но пойти, извиниться и попробовать начать всё сначала ему не позволяла гордость и какое-то гадкое чувство в душе, которое говорило ему, что девушка сама виновата в своих бедах, и что она не должна волновать его.
- Всё пошло не так с самого начала… - грустно произнёс Уизли, - и теперь я не знаю, что мне делать – подавить в себе чувства к Мионе или попробовать строить с ней отношения заново. Она стала другой, совсем другой… - молодой волшебник подошёл к прикроватному столику и взял в руки маленький снимок жены, который Гермиона подарила ему когда-то давным-давно. Фотография была маггловская, поэтому изображение было статичным. Ему улыбалась шестнадцатилетняя девушка, весёлая и беззаботная. Воображение Рона нарисовало рядом с этой картинкой лицо нынешней Гермионы – не менее красивое, но теперь уже со всегда грустными глазами и с тенью пережитых несчастий. Он хотел любить прежнюю Миону, что делать с нынешней, Рон не знал.

- Папа, - кивнул отцу Джордж, входя в кабинет, - что нового?
- Всё в порядке, сын, - Артур отложил в сторону бумаги и предложил парню сесть. - План нападения разрабатывается, всё под контролем, так что… - он сжал пальцы рук в кулаки и глубоко вздохнул. – И ещё…
- Что? – Джордж подался вперёд.
- У нас в доме теперь живёт ещё один человек, - нерешительно начал мистер Уизли.
- Очередному несогласному нужно убежище? – спросил молодой волшебник. – Нас всё больше и больше.
- Да, но это не совсем то, что ты думаешь, - Артур колебался, не зная, как сказать, - я перевёз к нам Гермиону.
Джордж застыл. Он, как и его брат, ничего не знал о планах отца.
- Это в целях её безопасности. У Малфоя какие-то проблемы, за ним, возможно, следят, поэтому он позволил мне забрать Миону, - объяснил мистер Уизли.
Джордж задумался. На него свалилось много новой и важной информации, но, в отличие от Рона, он предпочёл сначала обдумать её, а потом уже выражать эмоции. Наконец, он ответил:
- Значит, теоретически, мы можем выйти на Малфоя? И…
- Это опасно, - покачал головой Артур. – Давай, для начала, сделаем то, что мы задумали, а потом уже будем планировать дальнейшие акции?
- Ты прав, папа. Ты наш лидер и тебе решать, - произнёс Джордж. - И ещё, сын, - добавил маг, - Малфой – это не самый главный наш враг, понимаешь?
- Не совсем, - нахмурился Джордж, - несмотря ни на что, он Пожиратель и сторонник своего Лорда!
- Да, - Артур снова тяжёло вздохнул, - но, во-первых, мы перед ним виноваты. Ты знаешь, о чём я!
Джордж отвёл взгляд.
- И мы не должны стать такими же, как и они. Нам не надо лишних жертв, - закончил свою мысль мистер Уизли.
- Хорошо, папа, - поджав губы, ответил Уизли-младший. – Если ты приказываешь, я подчинюсь. А сейчас я бы хотел навестить Гермиону, ты не против?
Артур кивнул. Джордж вышел из комнаты и поспешил вверх по лестнице. Оказавшись на втором этаже, он мысленно чертыхнулся. «Я же не спросил отца, где она!» - раздражённо подумал парень. Но ему повезло. Одна из дверей открылась, и он увидел Гермиону. Она взглянула на него удивленными глазами и неожиданно улыбнулась.
- Джордж! – в голосе девушки слышалась искренняя радость.
- Миона, - он быстро подошёл к ней и крепко обнял, - как же я рад тебя видеть!
Они ещё немного постояли, обнявшись, а потом Уизли, отстранившись, спросил:
- Ты куда-то хотела?
- Да, на кухню, думала сделать себе чашку чая и бутерброд, – Гермиона с самого утра ничего не ела, и теперь у неё живот сводило от голода.
- Пойдём вместе, - волшебник повёл девушку на кухню, продолжая дружески обнимать за талию.
- Такое ощущение, что тебя там не кормили… - вырвалось у Джорджа, когда он увидел, с какой быстротой Гермиона ест бутерброд. – Прости… - тут же пожалел он, когда девушка подняла на него блестящие, пронзительные глаза.
- Меня там кормили, - твёрдо заявила она, - и вообще, мне там было хорошо. Я не позволю, чтобы меня здесь жалели и…
- Я не жалею, - перебил её Уизли, - ещё раз прошу прощения за свои слова.
Гермиона молча продолжила есть. Повисла неловкая пауза. Джордж проклинал себя за оплошность. Он ведь собирался ухаживать за девушкой, показать ей, что в семье Уизли не все такие, как её муж, и вот, повёл себя не лучше Рона. То, что жена брата ему нравится, Джордж понял уже давно.
- Ладно, я не обижаюсь, - Гермиона всё-таки решила разрядить обстановку. Она подошла к нему и взяла за руку. Волшебник слегка сжал в ответ её пальцы.
- Ты у нас надолго? – спросил он.
- Я не знаю, – ответила девушка. – Не навсегда, – добавила она через несколько секунд.
- Почему? – голос Джорджа был прерывистым.
- Я должна вернуться, - произнесла Гермиона, - меня ждут, понимаешь?
- Зачем? – парень не мог понять логики гриффиндорки. – Что тебя туда тянет? Это же ужасно, что с тобой сделали, а ты…
- Джордж, - прервала его Гермиона, - я знаю, что говорю.
- Ладно, не будем говорить на эту тему, - Уизли решил, что будет благоразумнее, если сейчас он прекратит разговор. «А потом у меня будет много времени, чтобы переубедить её, - сказал он себе, - и Миона забудет о своей болезненной привязанности к Малфою».
- Я пойду к себе, хорошо?
- Конечно, - кивнул Джордж.
Гермиона отправилась в свою комнату разбирать вещи, а Уизли, допив свой чай, поспешил по делам, которых у него было немало. Движение сопротивления планировало невиданную доселе по масштабам акцию, и нужно было сделать многое, чтобы она не сорвалась.
***
Несколько недель спустя

Семейная жизнь четы Малфоев превратилась в ад. Хотя Эрина и понимала, что муж больше не встречается с Гермионой, потому что Люциус вовремя приходил с работы и не рассказывал ей сказок об особых заданиях, она все равно чувствовала, что его сердце не с ней. Девушке не было известно, почему супруг разорвал отношения со своей любовницей, но волшебница осознавала, что их с Малфоем отношения может спасти только чудо. Эрина с тоской вспоминала те немногие дни с их помолвки до свадьбы, когда они были по-настоящему счастливы. Всё пошло наперекосяк именно после свадьбы и временами девушка проклинала себя за такую спешку. Ей так хотелось стать миссис Малфой, что она не могла даже подумать о том, что стоит подождать, чтобы потом не кусать локти от злости. Но слёзы и прочие слабости Эрина позволяла себе только наедине сама с собой, в присутствии же Люциуса она была холодна и спокойна. Малфой, в свою очередь, догадывался, что его жене тяжело, но он не знал, что ей сказать, ведь он был виноват перед ней. Люциус понимал, что их нынешние, странные отношения, рано или поздно, должны измениться, что-то должно произойти. Маг благодарил судьбу за то, что Эрина не стала рассказывать о своих семейных проблемах отцу. Волдеморт и без того относился к Малфою с подозрением, постоянно расспрашивал о том, как продвигается расследование побега Гермионы. Люциус уже так давно вёл следствие по ложному следу, что, казалось, его каждый день могут раскрыть, ведь ложь, которой маг потчевал своих товарищей по оружию, была невероятно хрупкой и в любой момент грозила рассыпаться, словно песчаный замок. Но прочие Пожиратели слепо повиновались Малфою. Он пытался заставить Лорда поверить в то, что Уизли похитили Гермиону и скрылись за границей. Этой версии способствовало то, что старшим сыновьям Молли и Артура удалось сбежать из Англии сразу после победы тёмных сил. Но Волдеморт не верил. Не хотел верить.
***

Когда в Малфой-мэнор неожиданно приехал Драко, Люциуса не было дома. Парня встретила Эрина. Она была раздражена и, как показалось Драко, немного пьяна.
- Твой отец на работе, - произнесла она, развалившись в кресле, - сможешь увидеть его только вечером.
- Я подожду, - пробормотал Драко. Он продолжал смущаться в присутствии мачехи, которой было чуть больше двадцати. – Мы и так слишком долго не разговаривали.
- Решили помириться? – Эрина вытянула ноги вперёд и чуть насмешливо взглянула на Драко. – И, правда, не понимаю я этой вашей ссоры…
- Я тоже много думал на эту тему и в итоге решил поговорить с папой, - ответил парень. Он, по сути, не знал, о чём говорить с Эриной, но уходить в свою комнату ему не хотелось.
- Как ваши дела? – спросил он, чтобы спросить хоть что-нибудь.
- Ваши? – усмехнулась волшебница. - Драко, я думала, мы с тобой на «ты», разве нет?
- Ну… да, - слизеринец покраснел впервые за много месяцев.
- А дела у меня ни к чёрту, - сообщила ему Эрина. - Акцио, виски.
Она налила напиток в стоящий на столе стакан и поднесла его к губам.
- Может быть, вам… то есть, тебе уже хватит? – попытался остановить её Драко, но девушка выпила всё, до единой капельки.
- Не беспокойся за меня. Хочешь? – улыбнулась она.
- Нет, спасибо.
- Как пожелаешь.
Настала пауза. Эрина скользила затуманившимся взором по Драко, а он, периодически бросая на неё пронзительные взгляды, предпочитал смотреть на стену или в пол. Молодой волшебник чувствовал, что что-то не так.
- Как папа? – спросил он первое, что пришло в голову.
- Хорошо. Насколько я могу судить, конечно, - Эрина на секунду закрыла лицо руками, а потом зло уставилась на Драко.
- В каком смысле?
- Он мне изменяет, - неосторожно сорвались с её губ слова.
Драко застыл. Он не мог в это поверить.
- Да, у него есть любовница, - горько усмехнулась девушка, заметив с каким удивлением смотрит на неё её собеседник. – Я точно знаю.
- Кто? – в горле Драко першило, и он почувствовал, что сердце, сбившись с привычного ритма, пустилось вскачь.
- А вот это мне неизвестно, - секунду подумав, ответила Эрина. Последние остатки трезвого разума подсказали ей не рассказывать по уши влюблённому в неё юнцу всего. По крайней мере, сразу.
Драко было невыносимо жарко. Огромный пустой особняк, пьяная жена его отца, которая ему безумно нравится, рассказывающая такие вещи, а в кабинете пахнет виски и шоколадом и она близко, так близко…
- Прости, не надо было мне этого говорить, - Эрина медленно поднялась из кресла. - Я пойду к себе, прилягу, если ты не возражаешь, - она сделал шаг, но чуть покачнулась. Этого для Драко было достаточно. Он в одно мгновение вскочил, оказавшись рядом с мачехой, подхватил её и крепко прижал к себе.
- Я же говорил, что не надо было больше пить, - сбивчиво прошептал он, задыхаясь от крепкого аромата духов Эрины, перемешанных с запахом алкоголя.
- Ты знаешь другой способ забыться? – смеясь, ответила она.
Драко знал. Он нашёл губы Эрины и впился в них. Под его напором девушка приоткрыла рот и подалась ему навстречу. Драко действовал быстро. Он целовал Эрину, попутно скользил руками по её спине и мелкими шагами подталкивал её к глубокому креслу. Ведьма всё-таки ответила ему. Одной рукой она обвила его шею, другой расстёгивала пуговицы на рубашке. Губы Драко были сухими и горячими, его обжигающие поцелуи так напоминали поцелуи Люциуса, тело Эрины ныло от его прикосновений. Девушка приоткрыла глаза, когда Драко уложил её в кресло и стал торопливо расшнуровывать корсаж платья. Она видела перед собой длинные белые волосы, серые глаза, и если чуть-чуть включить фантазию, то можно было бы представить, что она не с Драко, а с Люциусом… с Люциусом...
- Люц… - еле слышно выдохнула Эрина.
Нет, всё было неправильно. Волшебница оттолкнула от себя Драко и стала быстро одёргивать на себе платье.
- Нет, нет, этого не может быть, - Эрина вскочила и быстро отошла в другой конец кабинета. - Послушай, это было помутнение рассудка, ничего больше!
Малфой-младший на секунду уронил голову в ладони, потом отбросил волосы назад, и взглянул на девушку.
- Прости…
- Это надо забыть, понимаешь? – её всю колотило, глаза судорожно блестели. - Люциус не должен об этом узнать!
Драко застегнул последние пуговицы на рубашке и подошёл к Эрине. Он положил руку ей на плечо. Девушка вздрогнула.
- Я не собираюсь говорить об этом отцу, - произнёс он, - но хочу сказать тебе… если тебе будет плохо, ты можешь прийти ко мне. Просто прийти, понимаешь?
- Хорошо, я буду иметь ввиду, - прошептала она, - а теперь уходи.
- Я, наверное, перенесу встречу с отцом, - подумав, сказал Драко. - Сегодня я не смогу с ним спокойно разговаривать.
- До свидания, - пробормотала Эрина.
- Пока, - парень несильно сжал плечо девушки.
Миссис Малфой не оборачивалась, пока не услышала, как хлопнула дверь кабинета. Она подождала ещё несколько минут, и, только, когда убедилась, что Драко покинул Малфой-мэнор, вышла из комнаты. В её голове роились десятки мыслей, больше всего Эрину шокировало то, что она была способна изменить Люциусу. Никакие самооправдания, вроде того, что они с Драко зашли совсем недалеко, на неё не действовали. «Я его целовала, о боже, я хотела его! - в ужасе думала Эрина. – Я почти отомстила Люциусу его же способом!»

Перед самым приходом Малфоя, Эрина была в панике. Она не знала, как смотреть на мужа, что говорить. Ей казалось, что Люциус мгновенно догадается, что произошло в его отсутствие. Но волшебница переоценила проницательность супруга. Люциус заметил только то, что Эрина ведёт себя чуть более дёргано и нервно, чем обычно, но списал это на её обычную экспрессивность, мало ли, из-за чего у неё было плохое настроение. Они, как обычно, молча поужинали, а потом Малфой отправился к себе в кабинет, выкурить сигару и посидеть за книгой. Когда он поднялся в спальню, Эрина ещё не спала. Хотя у них уже очень давно не было близких отношений, спать они продолжали вместе. Люциус слишком любил свою просторную спальню, чтобы навсегда променять её на другую комнату, а выселять жену было как-то не комильфо. Что до Эрины, то она надеялась, рано или поздно вновь соблазнить Люциуса, хотя пока что попыток к этому не предпринимала.
Девушка наблюдала за фигурой Малфоя, который молча раздевался в темноте. «Может быть, сейчас? - подумала она. – Надо чем-то заглушить утренние события».
Когда Люциус лёг в постель и потянулся, Эрина осторожно подвинулась ближе. Затем она взяла его за руку. Мужчина стал дышать чуть тише. Эрина прижалась к нему и легко коснулась губами его шеи. Малфой не реагировал. Тогда девушка прошептала:
- Давай начнём всё сначала? Забудем всё, что было, пожалуйста. Мы оба натворили дел, но всё ещё можно исправить, я уверена… - она попыталась его поцеловать, но Люциус мягко отстранил её.
- Прости, Эрина, - произнёс он, - но мы не сможем начать сначала.
- Почему? – в отчаянии спросила она.
- Я не люблю тебя, - последовал ответ.
Она отшатнулась. В темноте было плохо видно лицо и только её глаза ярко блестели.
- Прости меня. Я пытался тебя полюбить. Ты… выбрала не того человека, - сказал Люциус.
Эрина легла обратно на свою половину кровати. У неё не осталось сил даже для того, чтобы расплакаться. Пожалуй, впервые она совершенно ясно поняла всю тщетность своих попыток наладить отношения с Малфоем. Между ними не было стены, она уже давно не вызывала у него ненависти или раздражения, он просто не любил её. Эрина вспомнила сцену, тайной свидетельницей которой стала, и её сердце сжалось от невыносимой тоски. Так, как Люциус смотрел на свою грязнокровку, так, как он обнимал её, он никогда не поступал с ней, со своей законной женой. «Будь ты проклята, Грейнджер! - зло подумала волшебница. – Ненавижу тебя, грязнокровка!» Эрина долго лежала с открытыми глазами. Люциус тоже не мог заснуть. Наконец, тишину разрезал тихий женский голос:
- Завтра я переберусь в комнату для гостей. У нас у каждого будет своя жизнь. Изменять я тебе не буду, не бойся, - усмехнулась Эрина, - и отцу рассказывать тоже. Мне дорога твоя жизнь.
- Хорошо, - выдохнул Малфой.
- Но, учти, Люц, - добавила ведьма, - если ты сорвёшься с узкого мостика, по которому пытаешься идти – я не смогу тебя спасти.
- Что ты имеешь ввиду? – Малфоя прошиб холодный пот. - Какой ещё мостик?
- Тебе виднее,милый. А я только предупреждаю. Спокойной ночи, - Эрина повернулась к мужу спиной и с головой закуталась в одеяло.

|| [В оглавление] ||

 Фанфик: Жизнь после Другой Победы 
Просмотров: 1032 | Комментарии к главе: 0 |
Всего комментариев к главе: 0








Посетителей в Малфой-Мэноре сейчас: 1
Гостей: 1
Званных гостей: 0


На данном сайте присутствуют материалы содержащие в себе графическое и текстовое описание сексуального акта, гомосексуальных отношений, насилие, мазохизм и другие вещи не рекомендованные для просмотра лицам младще 18 лет. Все материалы находятся в отдельных разделах. Если вам еще не исполнилось 18 лет, то мы не рекомендуем посещать данные разделы.
All Harry Potter names and characters belong to JK Rowling, Bloomsbury, Scholastic or Warner Bros. and Росмэн

Хроники Лорда Малфоя © 2017

Сайт управляется системой uCoz