Библиотека



Главная » Фанфики » Драма/Drama » Жизнь после Другой Победы[ Добавить новую главу фанфика ]

Правда.
I’m sorry if you can’t stand the naked truth
All you see is how you want it to be... – Within Temptation

Пока он жив, его всегда смогу простить я, и ненависть моя рассеется как дым. Иль он умрёт сейчас, иль будет мной любим! – Ж. Расин

Сказать, что Гермионе было страшно, это не сказать ничего. Гермионе было очень страшно. Страх заполнил каждую клеточку её тела, не оставляя места для размышлений и анализа ситуации. Пожиратели притащили её в какую-то убогую полутемную каморку, где была узкая, неудобная кровать, стол, два стула и дверь, ведущая в крохотную ванную комнату. Когда они вывели её из Норы, то завязали глаза, и девушка понятия не имела, куда именно притащили ее маги. Возможно, она уже далеко за пределами Лондона. Немного придя в себя и осмотревшись, девушка решила выглянуть на улицу и хотя бы приблизительно определить свое местонахождение. Но, окно, как назло, было очень высоко и даже, поставив стул на стол и забравшись на него, Гермиона могла увидеть только краешек внутреннего дворика, такого же серого и безжизненного, как и комната, где находилась гриффиндорка. У девушки не было часов на руке, и она быстро потеряла счёт времени. Обследуя свою маленькую тюрьму, она заметила в двери небольшое оконце. Оно было крепко заперто, а, когда на улице стемнело, Гермиона услышала лязг ключей и шорох за дверью. Она вжалась в стену, ожидая снова увидеть Пожирателей, пришедших за ней. Но вместо этого приоткрылось оконце, и перед изумленной девушкой появились тарелка с жидкой похлёбкой и стакан воды. Она попыталась заглянуть в отверстие, надеясь рассмотреть охранника, но коридор был полностью погружён во тьму. Гермионе не оставалось ничего другого, кроме как взять свой бесхитростный ужин и отнести его на стол. Теперь к страху прибавилось и чувство безнадёжности. «Если они меня кормят, значит, я здесь надолго», – размышляла она, разглядывая содержимое тарелки. Внутри живота что-то булькнуло, и девушка почувствовала подступающий приступ тошноты. «Я не собираюсь это есть», – подумала она и отодвинула тарелку подальше от себя. Воду же Гермиона всё-таки выпила, потому что её горло ужасно пересохло, к тому же, она решила, что холодная вода успокоит её. Гриффиндорка присела на край кровати и с тоской оглядела всё помещение. Она старалась не думать о том, что именно в этой комнатушке ей, возможно, предстоит провести следующие девять месяцев. «А потом… потом всё», - сделала она неутешительный вывод, нервно теребя в руках край своего платья. – «Изверги!» Гермиона тут же укорила себя за слабость. «Они придут за мной, заберут отсюда!» - девушка сжала пальцы в кулаки и до боли впилась ногтями в ладони. – «Рон, Джордж, мистер Уизли… они ведь в сопротивлении, они должны бороться!» Хотя, в глубине души у Гермионы теплилась надежда и на то, что её вытащит отсюда тот, из-за кого она, собственно, и попала в эту историю. Люциус Малфой должен был узнать о происходящем, так казалось гриффиндорке. «Но он не придёт», - горестно подумала она. – «Разве ты забыла, что он женился и что ему наплевать на тебя? Даже, когда… - она замотала головой и поправила себя, - Даже, если тебя убьют, ему будет всё равно».
За дверью раздался шорох и лёгкий стук. Гермиона вздрогнула и, быстро оглядевшись, схватила стакан – её единственное оружие. Снова наступила тишина, и девушка уже было решила, что ей почудилось, как вдруг услышала осторожные шаги, а затем в замке стал поворачиваться ключ. Гермиона вжалась в стенку и выставила перед собой руку со стаканом. Она была готова в любой момент ударить им об угол стола и броситься на нежданного визитера. Ключ не подходил и незнакомец за дверью, погромыхав тяжёлой цепью, попробовал вставить другой. «Это не охранник! Он должен знать, какой ключ, от какой двери!» - пронеслось в голове гриффиндорки. – «Боже мой, кто это?» Дверь приоткрылась и в комнату проскользнула тень.
Девушка не могла разглядеть ни лица, ни контуров тела, всё скрывала мантия. Вошедший быстро оглядел камеру и увидел Гермиону. Он не сразу заговорил, поначалу маг просто смотрел на девушку.
- Кто вы? – не выдержала она. – Снимите маску!
Загадочный посетитель покачал головой.
- Вы не охранник, – прошептала девушка. – Кто вы? Отвечайте! – закричала она и, ударив стаканом об стол, выставила вперёд острые осколки.
- Ну, зачем же портить казённое имущество, мисс Грейнджер? – усмехнулся волшебник и снял с себя капюшон мантии Пожирателя Смерти и маску. Гермиона не могла поверить своим глазам – перед ней стоял Малфой.
- Вижу, вы поражены, мисс, – продолжил Люциус. – Признаться, я тоже удивлён тому, что мы с вами снова встречаемся, да ещё и при таких обстоятельствах.
- Вы… - сдавленно прошептала Гермиона. – Вы пришли!
- Послушайте, Грейнджер, – Люциус подошёл ближе и скользнул по девушке пронзительным взглядом. – У нас нет времени на обмен любезностями и светские беседы, поэтому спрошу прямо, – мужчина сглотнул и устремил на Гермиону тяжелый испытывающий взор. – Ты беременна от меня? – его вопрос был таким неожиданным, и одновременно таким простым и естественным, что девушка вздрогнула и ещё сильнее сжала в руке стакан. Он треснул и в ладонь Гермионы вонзились осколки. Она всхлипнула и разжала пальцы. Стекло с лёгким звоном упало на пол. Малфой даже не шевельнулся.
- Отвечай.
- Зачем вам знать? – неожиданно воскликнула гриффиндорка. – Что вы со мной сделаете, если я скажу, что это ваш ребёнок? Убьёте прямо сейчас? Вам же не нужен ребёнок от грязнокровки, тем более теперь, когда у вас новая жена… - Гермиона расплакалась, у неё сильно закружилась голова, и она начала сползать вниз. Люциус подхватил её и прижал к стене. Не убирая рук с её талии, он повторил вопрос:
- Ты беременна от меня или от своего Уизли?
- Зачем вам… - продолжала всхлипывать Гермиона. – Вам плевать на нас всех…
- Говори! – взревел Малфой, приставив волшебную палочку к шее девушки. – И правду, Грейнджер, только правду!
- От вас, – прошептала она. Люциус отшатнулся, его лицо побледнело. Девушка пошатнулась и с трудом дотащилась до кровати. – Вы сомневались? – зло спросила она.
- У тебя есть муж. Естественно, что я сомневаюсь, – ответил Малфой.
- У меня ничего не было с Роном, – заливаясь краской, произнесла Гермиона.
- Как я могу знать, что ты говоришь правду? – в голосе Люциуса явно слышались недоверие и надежда. Он не знал, как реагировать на подтверждение своих подозрений.
- Дайте мне Веритасерум, если не верите на слово. Просмотрите мои воспоминания, вы же умеете это делать! – сквозь слёзы закричала девушка. – Ну, что же вы? Проверьте! – её вопли прекратила лёгкая пощёчина, которую ей отвесил Малфой.
- Немедленно прекрати истерику, – приказал он. – Ты понимаешь, что в роду Малфоев не может быть детей с грязной кровью? Понимаешь, что ты не имеешь права…
- Тогда оставьте меня здесь. Пусть и меня, и моего ребёнка убьют, – Гермиона чуть ли не в первый раз в жизни пошла на поводу у эмоций. Она кричала, не думая о последствиях.
- Нет, я не сделаю этого, – Люциус говорил тихо и спокойно. – Когда ты родишь ребёнка, над ним станут проводить опыты. И я почти уверен, что врачи догадаются, что его отец – не твой никчёмный Уизли. Оставить тебя здесь – слишком опасно, в первую очередь, для меня, – волшебник убеждал самого себя в необходимости забрать Гермиону из этой тюрьмы, при этом пытаясь отогнать мысли о том, что его волнует и её безопасность. – Поэтому ты пойдёшь со мной, – заключил он.
- Куда? – ошарашено спросила девушка.
- Какая разница? – пожал плечами Малфой. – Во всяком случае, везде будет лучше, чем здесь.

- Смотри, это охранник!
- Живой, просто оглушённый.
- Значит, там кто-то есть…

- Вы не оставляете мне выбора, – простонала Гермиона. – Вы никогда не оставляете мне выбора, просто врываетесь в мою жизнь и рушите её! За что? Что я вам сделала?
Губы Люциуса дрогнули, но он быстро справился с эмоциями.
- Не забывайся. Ты всего лишь грязнокровка. То, что вышло – это нелепая случайность, за которую я беру ответственность. Не воображай, что ты дорога мне.
- С чего вы взяли, что я так думаю? – едко парировала девушка. – Вы сломали мою жизнь, я ненавижу вас! Вы являетесь сюда под видом благодетеля и думаете, что я с радостью приму вашу помощь?
- И, тем не менее, ты ждала меня, – усмехнулся Люциус. – Уверен, что ты предпочтешь пойти со мной, а не со своим рыжим дружком…

- Слышишь голоса? Мужской и женский.
- Это наверняка Гермиона, мы не могли сбиться с пути!
- Тссс… дай прислушаться.

- Не смейте так говорить о Роне! – воскликнула гриффиндорка. – Он благороднее, лучше, добрее вас в тысячу раз.
- Как трогательно. Я сейчас расчувствуюсь, – на лице Малфоя появилась злобная ухмылка. – Пошли, – он протянул ей руку.

- Почти уверен, что это старший Малфой. Насколько я помню его голос…
- Малфой?!
- Спокойно, мальчики. Мы не можем давать волю чувствам. Осторожно подходим к двери.

Гермиона нерешительно подняла руку и протянула её вперёд. До ладони Малфоя оставались считанные миллиметры.
- Ну же, – настойчиво сказал он. – Смелее.
- Я не понимаю вас, – прошептала девушка. – Вы такой странный…
- Тебя не должно это волновать. Дай мне руку, и пойдём со мной.

- На счёт три заходим, ясно?
- Да, папа.
- Малфой – мой!
- Не кипятись Рон, помни, что мы пришли за Мионой. Раз… два…

Гермиона коснулась кончиками пальцев ладони Люциуса. Он тут же крепко сжал их и быстро притянул девушку к себе.

- Три!

Взгляд Люциуса был прикован к полуоткрытым губам Гермионы, он наклонился, чтобы коснуться их, девушка инстинктивно прижала ладони к его груди, дверь распахнулась, и в комнату ворвались Артур, Джордж и Рон Уизли. Люциус обернулся, заслоняя собой девушку, он, конечно же, предположил, что это Пожиратели. Увидев перед собой разъярённого Рона, Малфой на секунду растерялся и это дало гриффиндорцу преимущество. Тяжёлый кулак Рональда врезался в лицо Люциуса.
Гермиона истошно закричала. Малфой больно ударился об стену, из его разбитого носа текла кровь.
- Ты, ничтожество! – взревел он, доставая платок, чтобы вытереть лицо. – Как ты смеешь?
- Как ты посмел прикоснуться к ней, подонок! – Рон снова бросился на Люциуса, но на этот раз маг встретил его во всеоружии и Уизли оказался на полу, сражённый крепким и чётким ударом Малфоя.
- Прекратите немедленно! – крикнула Гермиона. Её обнимал Джордж, не давая броситься разнимать дерущихся.
- Рон! – раздался голос Артура Уизли. – Ты обещал держать себя в руках.
Услышав голос своего злейшего врага, Люциус тут же забыл про Рона, который поднимался с пола, отряхиваясь от пыли. Казалось, что Малфою наплевать на всех присутствующих, кроме старшего Уизли. Волшебники, увидев друг друга, выставили палочки.
- Неужели Артур Уизли прекратил прятаться и соизволил принять вызов? – прошипел Люциус.
- Я не прятался, – спокойно ответил Артур. – Ты просто плохо искал.
- Ну конечно… - Малфой поигрывал в руках волшебной палочкой, готовый в любую минуту бросить в своего недруга пару-тройку Непростительных, – пришли за своей грязнокровкой?
- Не смей её так называть! – завопил Рон.
- Молчи, – коротко приказал Артур. – Не вмешивайся.
- Кто бы мог подумать, что мы с тобой встретимся здесь… - Люциус недобро ухмылялся, постепенно сокращая расстояние между собой и противником.
- Действительно, – кивнул Уизли. – Что ты здесь забыл, Малфой? Что ты делаешь в камере жены моего сына? – волшебник сделал акцент на последних трёх словах и Люциус невольно бросил короткий взгляда на Гермиону. Она стояла, между братьями, и не отрывала глаз от странной сцены. Рон собственнически обнимал её, а Джордж держал за руку и успокаивающе гладил её ладонь. «Вот она и в безопасности», – грустно подумал Малфой. – «Можешь покончить с папашей семейства и спокойно отправляться прочь».
- Я знаю, что ты хочешь, Люциус, – осторожно продолжил Артур. – Ты считаешь, что я виновен в смерти твоей жены, – глаза блондина сверкнули, и пальцы сильнее сжали палочку. – Нам действительно надо поговорить, но не сегодня.
- Почему же?
- Мы пришли за Гермионой. Скажу честно, я не ожидал увидеть здесь кого-то ещё, тем более тебя, – голос Уизли был спокоен, но внутри у него всё дрожало, и волшебник был готов в любую секунду броситься в бой. Но всё же он не терял надежды уладить дело миром. – Люциус, я не спрашиваю тебя, что ты здесь делаешь. Я просто прошу тебя – позволь нам уйти вместе с Мионой.
- Позволить уйти? – усмехнулся Малфой. – Уйти сейчас, когда ты сам попал ко мне в руки? Даже не надейся. Сегодня ты мне за всё заплатишь.
- Папа, скажи ему! – не выдержал Рон. – Скажи, наконец, правду!
- Молчи! – голос старшего Уизли впервые дрогнул. – Я сказал, не вмешивайся!
- В самом деле, отец, хватит врать, – внезапно подал голос Джордж. – Хватит нести на себе преступление другого человека.
- Что? – Люциус бросил на парней короткий, резкий взгляд. – Что это значит, Уизли?
- Не слушай их, – по лицу Артура пробежала тень страха. – Никто, кроме меня не виноват в случившемся.
- Нет уж, рассказывай всю правду, иначе получишь Аваду! – Малфой сделал несколько шагов вперёд, и кончик его палочки почти упирался в грудь противника.
- Люциус, позволь нам уйти… - почти умолял Артур.
- Это я убил Нарциссу, – раздался спокойный голос Джорджа. – Мой отец здесь не причём.
Малфой медленно перевёл взгляд на молодого волшебника, продолжая держать палочку нацеленной на Артура. Джордж выступил вперёд и гордо вскинул голову.
- Защищаешь папашу, Уизли? – прошипел Люциус. – Я не верю тебе.
- Не верите – ваши проблемы. Вашу жену убил я, – парень помолчал, а потом добавил:
- Я сожалею об этом.
- Ещё скажи, что это вышло случайно! – Малфой переключил внимание на Джорджа, Артур же смог подойти к младшему сыну и Гермионе. Бедная девушка дрожала от страха.
- Папа, сделай что-нибудь! – дрожащим голосом прошептал Рон.
- Не могу. Я и так слишком долго скрывал истину, – покачал головой Артур. – Джордж уже давно хотел рассказать всем правду.
- Так это правда? – Гермиона была шокирована. Она была уверена, что гриффиндорец просто блефует, чтобы отвести удар от своего отца.
- К сожалению, да, – глаза старшего Уизли слезились, он, не отрываясь, глядел на сына.
- Мы перебирались в новое убежище, - стал рассказывать Джордж, – шли по заброшенной дороге, никто не должен был нам встретиться. Был туман, и мы слишком поздно увидели приближавшуюся фигуру. Аппарировать было бы слишком опасно, она уже заметила нас. Я не знаю, почему она не аппарировала, правда, не знаю! – голос парня дрогнул. – Мы сблизились, и я увидел, что это Нарцисса Малфой. Отец… отец хотел разойтись мирно, но я… - он прижал ладони к лицу, словно пытаясь защититься от нахлынувших воспоминаний. Люциус молча слушал, его лицо не выражало никаких эмоций, только костяшки пальцев побелели от напряжения, так сильно он сжимал волшебную палочку. Джордж тем временем глубоко вздохнул и продолжил рассказ.
- Я мог думать только о том, что она сестра Беллатрикс, убийцы моего брата. С нами было ещё несколько человек и не все поддерживали отца. Они подначивали меня. Нет, я никого не виню, – Уизли резко вскинул голову, и смело встретил пронзительный взгляд Малфоя. – Завязалась дуэль. Я хотел оглушить её, взять в плен… тогда нам очень были нужны деньги, мне казалось, что, если потребовать выкуп… - Джордж тяжело дышал, ему было трудно вспоминать одно из самых тяжёлых событий в своей жизни. На лбу выступили капельки пота, руки он постоянно сжимал и разжимал в кулаки. – Но она сказала что-то резкое… заносчивое…
- Что? – проронил Люциус.
- Сказала, что не собирается иметь дела с одержимым местью подростком. Что будет говорить только с моим отцом, обернулась к нему. Как-то так. Я разозлился, стал кричать, обвинять её в жестокости. А она меня игнорировала. И тогда… - Джордж сглотнул и закончил свой страшный рассказ:
- Я вспомнил заклятие, про которое мне рассказывал Рон, который в свою очередь узнал о нём от Гарри. Сектумсемпра. Ну а потом… - он обречённо махнул рукой. – Авада Кедавра.
Гермиона тихо всхлипнула. Рон дрожал. Артур почти не дышал. Люциус не отрывал взгляда от лица гриффиндорца, словно пытаясь прочесть его мысли. Одна деталь не позволяла Малфою поверить в новую версию убийства своей жены.
- Там был найден обломок палочки твоего отца. Как ты это объяснишь? – спросил он наконец.
- После того, как Джордж совершил непоправимое, – подал голос Артур, выходя из тени. – Я был взбешён. Не сдержался и… ударил его. Я не одобряю теперь своего поступка, но тогда… тогда я был на грани. Мы сцепились и, пока нас разнимали, каким-то образом от моей палочки отломался кусок. Ты же знаешь, - грустно сказал он, – что это оружие сильно к любым заклятиям, но против бытовых повреждений они почти беззащитны. А заметил я это, только прибыв в укрытие. Ужасная случайность.
Люциус молча выслушал объяснение Артура, затем некоторое время обдумывал услышанное, а потом внезапно разразился почти дьявольским смехом.
- Случайность? – он бросился на Уизли и схватил его за края мантии. – Твой чёртов сын убил мою жену, потому что ему, видите ли, не понравилось, как она с ним разговаривала, а ты сломал свою чёртову палочку и даже не заметил, что обломок остался на месте убийства? Уизли, у тебя действительно придурошная семейка! Ни у кого нет мозгов! – Малфой обернулся и бросил Гермионе:
- И ты ожидала, что эти недотёпы спасут тебя?
- А кто же должен её спасать, по-твоему? – выступил Рон.
- Послушай, Люц, – прохрипел Артур. – Отпусти меня, и поговорим по-человечески.
- Иди… - Малфой разжал пальцы и слегка толкнул противника прочь от себя. – Убожество…
- Если хотите дуэль – я готов, – снова заговорил Джордж. Люциус посмотрел на него, мысленно взвешивая возможность сразиться с убийцей своей жены в честном бою, как и хотел. Рука с волшебной палочкой слегка дёрнулась, как будто поднимаясь вверх, но тут Гермиона не выдержала.
- Прекратите немедленно! Хватит уже смертей!
Рука Малфоя замерла.
- Прекрати, Миона, – устало произнёс Джордж. – Он имеет право.
- Нет! – вскричала девушка. – Ты был в состоянии аффекта, ты ни в чём не виноват!
- Виноват, – зловещим голосом сказал Люциус. – Виноват вдвойне. Но сегодня… - маг опустил руку и спрятал палочку. – Сегодня я буду великодушен.
Артур не смог сдержать вздоха облегчения. Гермиона радостно сжала руку своего мужа, а Джордж выглядел растерянным.
- Но за это вы должны кое-что сделать, – голос Малфоя был язвителен и нарочито таинственен. – Я не собираюсь заниматься благотворительностью.
- Что ты хочешь? – осторожно спросил Уизли-старший.
- Вы пришли за грязнокровкой. Вы её не получите, – последовал холодный ответ. – Она пойдёт со мной.
- Что? – Рон заслонил собой девушку и яростно взглянул на Люциуса. – С какой стати? Ты больше никогда не сможешь… - парень осёкся, он не хотел, чтобы о случившемся с его женой узнали посторонние. Эта тайна принадлежала только ему и Гермионе.
- Ты так уверен? – усмехнулся Малфой. – Думаешь, что она выберет тебя?
- Я не позволю тебе забрать её с собой! Она моя жена! – Рон не собирался уступать.
- Ты забываешься, Уизли. Подумай, ведь ты член незаконной организации. Я могу немедленно вызвать сюда несметные полчища Пожирателей, даже самого Тёмного Лорда! А я даже не пытаюсь выяснить, как вы попали сюда, как узнали местонахождение тюрьмы. – Люциус говорил с Роном, не скрывая чувства своего превосходства над гриффиндорцем. Взрослый маг с презрением глядел на парня. – Я не собираюсь искать людей из Министерства, сотрудничающих с вами, а такие, безусловно, есть, иначе вы не были бы сейчас здесь, – глаза Малфоя слегка сузились и он сделал шаг вперёд, навстречу противнику. – Я просто заберу с собой грязнокровку. И всё.
- Рон, что он говорит? – Артур не понимал претензий Люциуса. – Зачем ему Гермиона? Что между вами тремя произошло?
- Ну же, Уизли, – ухмыльнулся Малфой. – Скажи своей семейке правду, – Рон отрицательно покачал головой. – Тогда скажу я.
- Тогда ты умрёшь, подонок! – гриффиндорец выхватил палочку и направил её на Малфоя. – Ты причинил нашей семье слишком много зла, чтобы оставаться в живых.
Люциус расхохотался. Ему была смешна даже мысль о дуэли с этим юнцом.
- Я говорю серьёзно, – Рон тяжело дышал, его ноздри раздувались от гнева. – Ты больше никогда не увидишь Гермиону. И не сможешь вновь унизить её.
- Да что здесь происходит, чёрт возьми?! – внезапно закричал Джордж. – Что за тайны? Я скорее совершу ещё одно убийство, чем позволю ему забрать с собой Миону, - он собственнически обнял девушку за плечи, что вызвало в глазах Рона нехорошую вспышку ревности, – но я хочу знать, почему он считает, что имеет на это право.
- Если ты скажешь, - угрожающе прошипел Рон, – я убью тебя.
- Нет, – с лёгкой усмешкой ответил Люциус, – она не позволит.
Гермиона больше не могла сдерживаться. Она молча терпела перепалку между своим мужем и… у девушки не получалось определить, кем для неё является Малфой, но она поняла, что не может допустить нового убийства. Гриффиндорка высвободилась из объятий Джорджа и подошла к Рону.
- Я действительно не позволю, – тихо произнесла она.
- Миона? – парень был совершенно ошарашен подобным заявлением. – Ты хорошо себя чувствуешь?
- Я в здравом уме, Рон. Если я не пойду с ним, вы поубиваете друг друга, а меньше всего я хочу, чтобы из-за меня погибли дорогие мне люди, – девушка крепко сжала руки мужа и совсем тихо прошептала:
- Мы заварили эту кашу, нам её и расхлёбывать.
- Хватит сантиментов, – Люциус подошёл к девушке и грубым движением притянул её к себе. – Нам пора.
Артур и Джордж совершенно не понимали, что происходит. Когда Рон уговорил их отправиться в тюрьму и вытащить оттуда Гермиону, он ни словом не обмолвился о том, что там они встретятся с Малфоем, который будет так странно себя вести. Уизли-старший заслонил собой дверь.
- Что происходит Люциус? – резко спросил он. – Я не позволю своей невестке идти с тобой неизвестно куда. Она ждёт ребёнка от моего сына, и я не собираюсь…
- У тебя неверные сведения, Уизли, – последовал ответ. – Это мой ребёнок.
Слова Малфоя произвели эффект разорвавшейся бомбы. Артур лишился дара речи, Джордж переводил непонимающий взгляд с Гермионы на Рона, а девушка закрыла лицо руками. Люциус тем временем воспользовался всеобщей растерянностью, отшвырнул старшего Уизли от двери и потащил за собой не сопротивляющуюся Гермиону. Ему вслед полетел вопль Рона:
- Ненавижу тебя Малфой, слышишь, ненавижу! Я всё равно до тебя доберусь!

Гриффиндорка с трудом поспевала за быстрыми шагами своего спасителя. Люциус крепко держал её за руку, и вырваться было просто невозможно. Но Гермиона и не собиралась бежать. Она приняла решение.
- Интересно, твои Уизли уже пришли в себя после такой новости? – с усмешкой произнёс Малфой, когда они с Гермионой вышли на улицу.
- Вы не должны были этого говорить, – процедила девушка сквозь зубы. – Это было слишком жестоко по отношению к Рону и… и ко мне.
- Если бы они проявили больше благоразумия и не разводили истерик, то, возможно, мне бы и не пришлось это рассказывать, – помедлив, ответил волшебник. – Так или иначе, ты не смогла бы скрывать это вечно. А теперь держись за меня – мы аппарируем.
- Куда? – робко спросила Гермиона, нерешительно прикасаясь к руке Малфоя.
- Не всё ли равно? – сказал Люциус, прижимая свою хрупкую добычу к себе. – Туда, где ты будешь в безопасности.

|| [В оглавление] ||

 Фанфик: Жизнь после Другой Победы 
Просмотров: 1438 | Комментарии к главе: 1 |
Всего комментариев к главе: 1
1  
Ммммммм, какая насыщенная глава!!!









Посетителей в Малфой-Мэноре сейчас: 1
Гостей: 1
Званных гостей: 0


На данном сайте присутствуют материалы содержащие в себе графическое и текстовое описание сексуального акта, гомосексуальных отношений, насилие, мазохизм и другие вещи не рекомендованные для просмотра лицам младще 18 лет. Все материалы находятся в отдельных разделах. Если вам еще не исполнилось 18 лет, то мы не рекомендуем посещать данные разделы.
All Harry Potter names and characters belong to JK Rowling, Bloomsbury, Scholastic or Warner Bros. and Росмэн

Хроники Лорда Малфоя © 2017

Сайт управляется системой uCoz