Библиотека



Главная » Фанфики » Драма/Drama » Жизнь после Другой Победы[ Добавить новую главу фанфика ]

Балы и больницы.
Моя любовь с тобой навсегда, не думай о другой никогда,
А скоро, милый мой, мы с тобой друг другу скажем «да!» – Notre Dame de Paris

Слышит царевич: «Я царская дочь! Хочешь провесть ты с царевною ночь?» - М. Лермонтов

Признаки родительских особей при скрещивании не уничтожаются и не смешиваются. – Большая советская энциклопедия


Люциус пребывал в тихой ярости, когда ему сообщили, что вечером следующего дня состоится внеочередное собрание Пожирателей Смерти. Малфой был уверен, что именно на этом мероприятии ему предстоит сделать Эрине предложение. Волдеморт любил эффектные импровизации, но всегда тщательно продумывал их. «Значит, мне предстоит поразить дорогих соратников своими нежными чувствами к мисс Блэк, чтоб её…» - раздражённо думал волшебник. Люциус отправил домовика сделать заказ ювелиру в отдалённом шотландском городке. Мужчина даже не собирался лично заниматься поиском колец для помолвки и обручальных колец. Больше всего его волновало то, что обо всём этом подумает Драко. «Он и так отдалился от меня после смерти Нарциссы… теперь же сочтёт предателем». - Люциус волновался за сына, он был единственным человеком, кого Малфой-старший любил и за которого по-настоящему переживал. Ему очень не нравилось то, что Драко засматривался на Эрину, потому что был уверен, что, неопытный в подобных делах, Малфой-младший не сможет держать себя в руках рядом с молодой интриганкой.
Когда до отбытия в особняк Лорда оставались считанные минуты, Люциус начал нервничать. Драко должен был появиться уже несколько часов назад, по крайней мере, так он обещал сделать. Но его всё не было, и Малфой-старший серьёзно беспокоился о том, что не успеет переговорить с сыном и объяснить ему ситуацию. Метка на руке болезненно заныла и Люциус, проклиная всё на свете, поспешил туда, откуда можно было аппарировать. Оказавшись в особняке Блэков, он тут же стал рассматривать уже собравшихся гостей. Заметив в толпе светлую голову, маг стремительно пересек огромный бальный зал и подошел к сыну.
- Почему ты не зашёл в Малфой-мэнор, ты же обещал! – недовольно произнёс Люциус.
- Прости, отец, в Шотландии была плохая погода, я до последнего ждал подходящего момента для аппарации... – развёл руками Драко.
- Ладно, сейчас нет времени для объяснений. – Люциус говорил быстро, поминутно озираясь по сторонам, чтобы заметить выход Тёмного Лорда. – Сын, сегодня я должен сделать одну вещь, ради которой и затеяно это собрание.
- Что? – удивился парень. – Тебя заставляют? Кто?
- Драко, ты взрослый человек, поэтому не задавай глупых вопросов. Главное, ты должен понять, что у меня нет выхода, - торопливо зашептал Люциус, стараясь за минимальное количество времени втолковать сыну максимальное количество информации, но ему пришлось замолчать, потому что появившийся, словно из воздуха, Волдеморт громогласно объявил:
- А сейчас, мои верные слуги, позвольте сообщить вам, что в недалёком будущем нас ждёт радостное событие. Люциус… - маг кивнул Малфою, приглашая его пройти в центр зала. Боковым зрением Люциус заметил, что Эрина отделилась от группы молодых волшебниц, с которыми весело болтала до этого, и подошла к своему отцу.
- Что происходит, папа? – понизив голос практически до шепота, нервно спросил Драко.
- Молчи, – отрезал Люциус и направился туда, где его ожидала будущая жена и, что не укладывалось у мужчины в голове, тесть.
Эрина радостно улыбалась, пытаясь скрыть за этим нервное напряжение. Она до последнего не верила, что Малфой так легко поддастся на её уловку. И даже теперь, зная, что у Люциуса есть для нее кольцо, она не могла унять дрожи в коленках. Тёмный Лорд, стоящий рядом с ней, напротив, не выражал никаких эмоций, а лишь внимательно следил за каждым движением Малфоя. Когда Люциус приблизился к паре волшебников, Волдеморт слегка отступил, а Эрина, наоборот, сделала шаг навстречу Малфою. Остальные Пожиратели замерли, предвкушая необычное зрелище. Люциус подошёл к племяннице и поймал на себе её пронзительный взгляд. «Даже не думай отвертеться!» - ясно читалось в нём. Мужчина посмотрел на своего Хозяина, который, слегка склонив голову набок, наблюдал за Малфоем с усмешкой на губах. Люциусу стало невероятно тоскливо, и он чётко осознал, что превратился в игрушку, которую Тёмный Лорд, по доброте душевной, подарил своей дочурке. «Ну, за что…» - совсем по-детски подумал Люциус, нащупывая в кармане мантии бархатную коробочку.
Волдеморт сделал еле заметный жест рукой, означающий, что Малфой должен немедленно приступить к выполнению своих обязательств. Люциус сглотнул, вынул небольшую шкатулочку и, усмирив бушевавший в нём гнев, обратился к девушке:
- Мисс Блэк… Эрина. Я бы хотел… - наверное, впервые в жизни Малфой не мог подобрать нужные слова. Краем глаза он увидел, что Лорд неодобрительно качает головой. «А, ну вас… хотите сцену – будет вам сцена!» - обречённо подумал он и, опустившись перед Эриной на одно колено, раскрыл коробочку, в которой находилось кольцо. Девушка тихо ахнула и Люциус спросил:
- Ты выйдешь за меня замуж?
По толпе Пожирателей пронёсся удивлённый гул. Все взгляды были прикованы к паре, находившейся в центре комнаты.
- Конечно! – торжествующе ответила Эрина. – Я согласна.
Малфой надел ей на палец кольцо и поднялся, при этом продолжая держать свою, уже официальную невесту, за руку. Девушка просто сияла от счастья. Лорд обошел вокруг будущих супругов и щёлкнул пальцами, после чего в руках присутствующих оказались бокалы с шампанским.
- Ну, что же… - чуть насмешливо протянул он. – В таком случае – горько.
Люциусу захотелось провалиться под землю. На него со всех сторон смотрели приятели и недруги, его Хозяин и его сын. Драко стоял, прислонившись к стене, и его лицо выражало только одно чувство – шок.
- Горько! – послышались отовсюду радостные восклицания, и сам Волдеморт поднял бокал, при этом, правда, продолжая внимательно наблюдать за Малфоем. Люциус в очередной раз проклял весь мир в целом и Эрину в частности, и целомудренно поцеловал девушку в губы. Когда он снова смог обвести взглядом присутствующих, Драко среди них уже не было. Подавив желание немедленно броситься на поиски сына, пока тот не наделал глупостей, Малфой заставил себя улыбнуться и вместе с Эриной стал принимать поздравления. Тёмный Лорд, довольно усмехнувшись, растворился в толпе.
- Вы были великолепны, Люциус, – лукаво произнесла мисс Блэк. Они вдвоём вышли на балкон, потому что терпеть на себе изучающие, а подчас и откровенно наглые взгляды соратников Лорда было невыносимо. Эрина уселась на край балкона, а Люциус остался стоять возле двери, время от времени наблюдая за происходящим в комнате.
- Вы тоже прекрасно сыграли удивление и счастье, – холодно ответил мужчина.
- Я видела, что вы ссорились с сыном. Уверена, он помёт вас, ведь…
- Никогда, слышишь, никогда не лезь в мои отношения с Драко! – Малфой в два шага оказался рядом с девушкой и прошипел ей в лицо:
- Моя жена и мой сын – это запретные для тебя темы, поняла? Даже не думай, что я буду обсуждать их с тобой!
- Хорошо. Зачем же так волноваться… - Эрина пожала плечами и откинулась назад. Люциус отступил и посмотрел на открывшуюся ему картину. Память услужливо напомнила события двадцатилетней давности, когда он случайно увидел на одном из собраний Пожирателей Беллатрикс, которая точно так же сидела на балконе, а Тёмный Лорд стоял близко, слишком близко. «А теперь вместо неё её дочь… но при чём здесь я?» - задал себе вопрос Люциус. Девушка слегка пошатнулась, но успела крепко схватиться рукой за декоративный изгиб на стене.
- Вы упадёте, – предостерёг он её.
- Но вы же меня поймаете, правда? – интонация Эрины не подразумевала отрицательного ответа. Волшебник усмехнулся в ответ.
- Вы уверены?
- Конечно. Ведь Тёмный Лорд вам голову оторвёт, если вы меня не убережёте, – девушка соскользнула с парапета, на котором сидела, и подошла к своему жениху. – Так что будьте со мной аккуратны, мистер Малфой.
- Я постараюсь, – с усмешкой ответил Люциус. Он на мгновение задержал взгляд на открытых плечах и груди Эрины. Девушка заметила это и придвинулась ближе. Она потянулась к нему, но Малфой резко повернул голову, и Эрина уткнулась губами в его шею.
- Вы не успокоитесь, пока не получите своего, да? – спросил Люциус, мягко отстраняя от себя невесту.
- Совершенно верно. И чем чаще вы отталкиваете меня, тем больше во мне решимости.

***

Вернувшись домой, Люциус пожелал невесте спокойной ночи и отправился в свою спальню. Он устало откинулся на спинку кресла и закрыл глаза. Назад дороги не было, через несколько недель Эрина должна стать его законной женой. Малфоя очень беспокоило исчезновение Драко, и он был весьма встревожен тем, что не смог поговорить с сыном и хотя бы вкратце объяснить ему происходящее. Люциус понимал, что его сыну нравится мисс Блэк, но он ни за что не позволил бы ему ухаживать за ней. Если выбирать, умудрённый жизненным опытом Пожиратель предпочёл бы сам принести себя в жертву, чем губить жизнь сына. «Надо найти его, может, стоит отправиться в университет…» - размышления Малфоя были прерваны внезапным появлением Эрины. Она без стука вошла в его спальню и остановилась в двух шагах от мужчины.
- Позвольте ещё раз сказать вам, что вы были великолепны. Я даже не знала, что в вас скрыты такие актёрские способности, – насмешливо улыбаясь, сказала она.
- То же самое могу сказать и о вас, – парировал Люциус.
- Видите, у нас всё-таки есть что-то общее, - девушка склонила голову набок, внимательно рассматривая сидящего перед ней волшебника. – Значит, не всё так безнадёжно.
- Вы думаете? – хмыкнул Малфой. Эрина не нравилась ему, но одного он отрицать не мог – с этой девушкой он мог упражняться в острословии и утончённых издевательствах, она была достойным соперником. Люциус рассеянно скользнул взглядом по молодой волшебнице. Девушка коварно улыбнулась и поднесла руку к завязкам мантии. Сердце Малфоя на секунду замерло. Он уже знал, что последует дальше, но не знал, что ему с этим делать. Эрина тем временем медленно потянула за шнурок, потом за другой. Полы мантии разошлись, частично открыв взгляду Люциуса ноги в ажурных чулках и корсет.
- Мне продолжать? – тихо спросила девушка. Малфой сглотнул. Он собрал всё своё самообладание и безразличным тоном произнёс:
- Хотите – продолжайте, меня это не волнует.
- Да? Это плохо… - как бы разочарованно протянула Эрина. Она слегка повела плечами, и мантия соскользнула на пол. Теперь Люциус мог в мельчайших деталях рассмотреть ту немногочисленную одежду, в которую было упаковано тело его племянницы. Малфой решил мысленно напомнить себе об этом факте близкого родства, чтобы не позволить себе ничего лишнего.
- А так? – улыбаясь, спросила девушка. Она подошла к мужчине вплотную, и ему пришлось поднять голову, чтобы не уткнуться носом туда, где начинались её ноги. – Ведь вам же нравится… очень нравится… - она коснулась волос Люциуса и ласково провела рукой по его щеке. Малфой скользил взглядом по соблазнительным округлостям и понимал, что, если так пойдёт и дальше, его выдержки надолго не хватит.
- Убирайтесь… вон, – хрипло произнёс он. – Немедленно! – но его голос был абсолютно лишён властных интонаций.
- Я ведь теперь ваша невеста, - мягко заговорила Эрина, перебирая в руках волосы Люциуса и придвигаясь к нему всё ближе. – Мы скоро поженимся. Всё можно… я так хочу тебя… - её голос становился всё тише, а дыхание всё тяжелее. – Я люблю тебя…
Люциус не выдержал и положил руки на талию девушки. Потом, совершенно не контролируя свои действия, он коснулся губами кружева корсета и потянулся вверх, к глубокому вырезу. «Просто трахни её и всё…» - неожиданно пришла в голову грубая мысль. Малфой поцеловал нежную кожу груди и потянул девушку вниз, усаживая ее к себе на колени. Эрина немного поёрзала, устраиваясь поудобнее, на что организм Люциуса не замедлил отреагировать. Волшебник поймал её губы своими и властно поцеловал. Попутно он спускал с плеч тонкие лямочки нижнего белья девушки, а Эрина не переставала играть с его волосами, заметив, что это нравится Малфою.
- Ты вывела меня из себя, - сообщил Люциус, больно кусая девушку за плечо. – Маленькая сука… как же я тебя ненавижу, – он сжал её грудь, заставив застонать от боли и удовольствия. Пальцы быстро заскользили по спине, расстёгивая десятки крючков корсета. Когда это занятие было закончено, и кусок кружева и лент оказался на полу, Эрина слегка отклонилась назад, чтобы Люциус мог видеть её. И посмотреть действительно было на что. Малфой коснулся языком напряжённых сосков, а его рука в это время оказалась между ног девушки. Он отодвинул в сторону узкую кружевную полоску и коснулся влажных складок. Эрина глухо застонала и подалась вперёд. Люциус же продолжал дразнить её пальцами и языком, то лаская, то отстраняясь.
- Ахх… - она сильно впилась ногтями в спину мужчины, когда он ввел в неё сразу два пальца.
«Не может быть…» - затуманенный рассудок Малфоя был не в состоянии здраво мыслить, но девушка была слишком узкой, чтобы… «Мерлин… эта сучка, оказывается, невинна, как ангел!» - Люциус непременно бы съязвил по этому поводу, если бы именно в тот момент Эрина не положила ладонь на его брюки и не сделала бы пару простых движений. Этого хватило, чтобы мужчина сдавленно застонал и сильнее прижал девушку к себе. Эрина нашла его губы, поцеловала, и Люциус ответил ей со всей страстью, на которую был способен. Затем он подхватил ее на руки и в считанные секунды оказался возле кровати.
- Порядочные чистокровные волшебницы не отдаются до свадьбы, – ехидно сообщил Малфой, поспешно избавляясь от одежды, ощущать которую стало совсем невмоготу, когда Эрина, развратно улыбаясь, стала сама ласкать себя. – Даже своему жениху, – добавил он, ложась рядом и целуя её.
- Значит, я невообразимо низко пала в ваших глазах, мистер Малфой? – едва сдерживая смех, спросила девушка. Она потянулась рукой вниз и обхватила ладонью эрегированный член Люциуса.
- Запомните, мисс Блэк, – мужчина не собирался сдаваться. – Я никогда и не был о вас высокого мнения.
- Ах, вот как? – глаза наследницы Волдеморта зло блеснули и она ухмыльнулась. – Ну, что же…
Эрина скользнула вниз и стала ласкать Люциуса ртом. Мужчина больше не мог сдерживать стоны, а они действовали на молодую волшебницу лучше любого афродизиака. Малфою нравилось то, что она с ним делала, значит, он уже на полпути к тому, чтобы полюбить и саму девушку. Эрина действовала наугад, она действительно никогда раньше не была с мужчиной. В отличие от своих более смелых французских приятельниц она была уверена в том, что чистокровные волшебницы должны хранить невинность до первой брачной ночи. Или до почти первой… В любом случае, раньше она никого не любила. А теперь, лаская своего довольно близкого родственника, слыша его стоны и ощущая пульсацию крови во всём теле, она знала, что хочет только этого человека и не отдаст его никому.
- Иди сюда, - хрипло пробормотал Люциус, притягивая Эрину ближе к себе. – Ляг на спину.
Она послушно выполнила указание, стараясь не показать любовнику, что ей всё-таки страшно. Эрина знала, что будет больно, и была уверена, что Малфой не из тех мужчин, кого это заботит. Как она ни старалась, но так и не смогла спрятать страх. Люциус поймал её изменившийся взгляд и, довольно усмехаясь, произнёс:
- Ты же сама этого хотела.
Он развёл её ноги и без всяких предварительных ласк вошёл в нёе. Эрина тихо вскрикнула и вцепилась ногтями в простынь. На её глазах выступили слёзы, которые она тут же попыталась скрыть, но Малфой не позволил ей отвернуть голову.
- Смотри на меня, – приказал он. – Что, тебе больно?
- Дддаа… - запинаясь, пробормотала она.
Люциус нежно поцеловал её в лоб и безжалостно произнёс:
- Что поделаешь, ты сама захотела.
Он начал двигаться, но вскоре прекратил, потому что Эрина не переставала плакать. Она пыталась сдерживаться, но слёзы сами лились по щекам.
- Ну что ещё? – Люциус слизнул слезинку и зарылся лицом в мягкие локоны девушки.
- Я не могу, очень-очень больно… - прошептала она, заливаясь краской. – Прости меня, я не могу, прости меня…
Малфою даже на секунду стало жалко Эрину. Но только на секунду. Он не собирался отказываться от того, что ему преподнесли на блюдечке с голубой каёмочкой.
- Так должно быть, - прошептал он девушке, снова начиная двигаться. – Забудь о боли, поцелуй меня…
И она целовала его, хотя забыть о боли не получалось, как она ни старалась. Когда Люциус, выгнувшись в последний раз, глухо вскрикнул и упал на кровать рядом с Эриной, девушка с облегчением натянула на себя одеяло и зарылась лицом в подушку. Придя в себя, Малфой взглянул на сотрясающуюся от рыданий спину девушки и, проклиная свою чувствительность, ласково обнял её и погладил по голове. Эрина вздрогнула и затихла. Люциус нежно поцеловал её в укушенное им же плечо и произнёс:
- Не совсем так, как ты хотела, да?
- Угу, – послышалось в ответ.
- Ничего, потом тебе будет хорошо… - пробормотал он. Эрина секунду помолчала, а затем повернулась и, улыбаясь, спросила:
- Значит, будет «потом»?
Люциус тяжело вздохнул и отвернул голову в другую сторону. Он пообещал лишнее.
- Эрина, не пойми неправильно, я…
- Ты мой будущий муж! – голос Эрины не сулил ничего хорошего. – Неужели ты теперь меня оттолкнёшь?
Малфой закрыл глаза и перевёл дыхание. Он не знал, что ответить. Говорить слова любви Люциус считал глупым в любом случае, а говорить их Эрине и вовсе было нелепо. Теперь трезвый взгляд на вещи стал возвращаться и Малфой осознал, что собственными руками заварил такую кашу, из которой ему не выбраться. Отныне его невеста была уверена, что добьётся любви, раз смогла соблазнить его. Более того, Малфой чувствовал себя немного виноватым из-за того, что заставил Эрину страдать, а также ощущал некую ответственность. Он стал её первым мужчиной, он должен был показать ей, что любовь – это не только кровь и слёзы. «Ладно, завтра разберусь», – решил он.
- Спи, – пробормотал он, прижимая Эрину к себе. Девушка довольно улыбнулась. Ради того, чтобы заснуть в постели Люциуса и в обнимку с ним, она была готова стерпеть многое. «Ты полюбишь меня…» - подумала она, засыпая. Малфой же ни о чём не думал, думать он предпочитал днём и в одиночестве.
***

Семейная жизнь Гермионы Грейнджер, теперь уже Уизли, не заладилась с самого начала. После провальной первой брачной ночи Рон игнорировал молодую жену. Он разговаривал с ней только в случае крайней необходимости, а в спальню приходил поздно вечером, раздевался в полной тишине и ложился на самый край кровати. Иногда Гермиона тихо произносила: «Спокойной ночи», надеясь услышать в ответ хотя бы недовольное бурчание, но её муж всегда молчал. Он вообще довольно редко появлялся в Норе, и всё время пропадал в компании Джорджа. Гермионе, которая знала, чем занимается старший из оставшихся в Англии братьев Уизли, это казалось очень подозрительным. Она пыталась разговорить Джорджа, но тот отшучивался или просто переводил разговор на другую тему. Девушка поняла, что потеряла доступ к движению сопротивления, куда отказалась вступить. Гермиона думала, что Джордж обижен на неё, а Рон, скорее всего, решил присоединиться к отцу и брату. От этой мысли гриффиндорке становилось страшно. Её муж был способен натворить дел. Он был настолько поглощён идеей мести Малфою и сопротивлением, что даже не собирался хотя бы притворяться перед своей матерью и играть счастливого молодожёна. Молли заметила, что между молодыми людьми произошла размолвка, уже следующим утром. Конечно, она не могла и представить, что именно случилось той ночью. Миссис Уизли пыталась поговорить и с сыном, и с невесткой, но безуспешно. Гермиона уверяла её, что всё в порядке, просто семейная жизнь гораздо труднее обыкновенной, а Рон, насупившись, отвечал, что его личная жизнь – это только его личная жизнь. Молли обижалась, переживала, иногда плакала, но ничего не помогало. Так уж сложилось, что мать семейства меньше всех знала о событиях, происходящих в её семье.
Гермиона, несмотря на все, свалившиеся на неё беды, не могла выкинуть из головы мысли о Малфое. Она просыпалась и говорила себе, что не будет думать об этом ужасном человеке, в течение дня, будучи занятой домашними делами, ей это даже удавалось, но наступала ночь, Гермиона ложилась в холодную постель, и перед её глазами вставал образ Люциуса. Она в точности могла представить его ухмылку. А иногда ей снилось его лицо, когда он говорил ей, что больше не придёт. Девушка не могла понять, что чувствует – её самой большой мечтой было, чтобы Малфой исчез из её жизни, но иногда она ловила себя на странных мыслях, что хочет снова прикоснуться к его мягким волосам или почувствовать его запах. Гермиона гнала прочь странные мысли, но они постоянно возвращались. Однажды, задумавшись о Люциусе, Гермиона не услышала, как Рон зовёт её. Очнувшись только через несколько секунд, гриффиндорка увидела презрительное выражение лица своего мужа и услышала шёпот: «Знаю я, о ком ты думаешь…»
За завтраком все сидели тихо. Гермиона возила ложкой по тарелке и пыталась проглотить хотя бы немного овсянки. Рон поглощал свою порцию каши, уставившись в тарелку, а Молли посматривала на своих детей и в очередной раз пыталась понять, что же между ними произошло. Она отложила ложку и рассеянно пробежалась взглядом по раскрытой газете. Её внимание привлёк один снимок, половина которого была закрыта чайником. Молли потянулась за газетой а, рассмотрев колдографию и прилагавшуюся к нему статью, удивлённо воскликнула:
- Представляете, Люциус Малфой женится!
Ложки молодых людей со стуком упали на тарелки. Гермиона стала невероятно бледной, а Рон, наоборот, покраснел от гнева.
- Глядите, снимок сделан, как тут написано, на вчерашнем банкете, где «мистер Малфой публично сделал предложение мисс Эрине Блэк, дочери Тёмного Лорда, которое та с радостью приняла», - процитировала статью Молли.
Гермиона взглянула на колдографию и тихо охнула. Она снова увидела надменное выражение лица Малфоя, и ей показалось, что этот взгляд адресован лично ей. Рядом с Люциусом стояла красивая девушка, она улыбалась, и было видно, что она невероятно счастлива. Гермиона грустно подумала, что это достойная пара для Малфоя – такая же холодная, роскошная и чистокровная. Она бы смотрела и смотрела на снимок, но тишину разрезал ехидный голос Рона:
- Замечательная парочка преступников. Интересно, с чего бы это Малфой вздумал жениться, если он так страдает по своей первой жене?
- Рон, зачем ты так? – укорила его Молли. – Ты же ничего не знаешь об этой девушке…
- Достаточно того, что я знаю её родителей. Разве этот больной маньяк и чокнутая Беллатрикс могли родить нормального ребёнка? Ты хоть помнишь, что убила эту тварь, которая пытала Гермиону… - Рон осёкся, случайно упомянув имя жены. Он бросил на неё короткий взгляд и тут же всполошился. Девушка сидела, схватившись руками за живот, её лицо стало ещё бледнее, а всё тело била мелкая дрожь.
- Что с тобой? – почти одновременно воскликнули Рон и миссис Уизли. Гермиона не ответила, а вскочила и опрометью бросилась из кухни.
- Сиди здесь! – приказала Молли сыну и побежала следом. Она нашла невестку в ближайшей ванной комнате, обессилено сидевшую на полу.
- Тебя рвало? – участливо спросила женщина. Гермиона кивнула в ответ.
- Надо сходить к врачу, – голос Молли не предусматривал возражений. – Миона, это очень похоже на беременность.
Девушка подняла на свекровь затравленный взгляд и замотала головой.
- Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь, это всегда неожиданно. - Молли присела рядом с Гермионой и взяла её за руку. – Но я уверена, Рон будет счастлив.
- Нет, не говорите Рону, пожалуйста! – девушка вцепилась в руку миссис Уизли и испуганно продолжила:
- Не надо, я… я сама скажу, да, я уверена, что всё в порядке, ничего нет…
- Не волнуйся, милая, это для тебя ново, понятно, что тебе немного страшно, но на самом деле это прекрасно. Вот я, когда… - Молли перешла на свои воспоминания, но Гермиона совсем не слушала её. Она знала, что свекровь права. Девушка боялась признаться самой себе в том, что ждёт от Малфоя ребёнка. Её уже несколько дней рвало, и постоянно кружилась голова, но, до сегодняшнего инцидента, это удавалось скрывать. Гермионе в голову приходила шальная мысль, что надо как-то сообщить об этом Малфою, потому что это только его вина, но после известия о предстоящей свадьбе и колдографии его великолепной невесты, гриффиндорке больше не хотелось этого. Люциус вычеркнул маленькую грязнокровку из своей жизни, и ребёнок вряд ли будет его волновать.

Гермиона примостилась на самом краешке стула и нервно сжимала и разжимала пальцы. Она вместе с миссис Уизли сидела в коридоре больницы Святого Мунго и ожидала результатов анализов. Гриффиндорка знала, что ответ будет положительным, но не переставала надеяться на чудо. Что до Молли, то она была так рада возможному появлению внука, что просто не замечала ничего вокруг. А если бы она огляделась, то заметила бы странные, сочувствующие взгляды медсестёр и необычную суету врачей. Две молоденькие ведьмы наблюдали за женщинами Уизли и периодически тихо переговаривались.
- Как ты думаешь, она правда беременна? – спросила одна.
- Конечно. Сразу видно, тем более нам, целителям, – ответила вторая.
- Бедная. Ещё не знает, что её ждёт. А ведь сейчас, наверное, обрадуется…
- Всё-таки это жестоко… так, как они поступают. Не лучше было бы сразу открыть все карты, и… - девушка замялась, – и…
- И убить их сразу после победы, это ты хотела сказать? – закончила за неё вторая волшебница. – Будь я на её месте, плюнула бы на всё и попробовала бы бежать. Тогда у неё появился бы крохотный шанс выжить, в то время как здесь, с её положением…
- Смотри, смотри, доктор идёт! – зашептала девушка и обе медсестры стали внимательно прислушиваться к обрывкам доносившегося до них разговора.
- Миссис Уизли, - обратился к Гермионе врач. Она не сразу сообразила, что обращаются именно к ней и только через несколько секунд подняла на доктора свои покрасневшие глаза. – Поздравляю вас, миссис Уизли. Вы действительно беременны.
- Миона, какое счастье! – заулыбалась миссис Уизли. – Ну, улыбнись, радость моя!
- Да… я рада… - прошептала Гермиона. В горле у неё пересохло, в глазах рябило и, когда она встала, чтобы пройти вслед за врачом в кабинет, то смогла сделать только пару шагов, после чего без чувств упала на пол. Молли взволнованно бросилась к невестке, врач стал звать на помощь других целителей, а подслушивающие медсёстры поспешили скрыться за углом.
- Если она так воспринимает столь приятное известие, то представляю, что с ней будет, когда напечатают эти драконовские законы… - печально произнесла волшебница.
- А может всё обойдётся? – нерешительно спросила вторая девушка.
- Кэти! Она грязнокровка, жена предателя крови! Кто ей поможет? Разве что Мерлин…

|| [В оглавление] ||

 Фанфик: Жизнь после Другой Победы 
Просмотров: 1589 | Комментарии к главе: 7 |
Всего комментариев к главе: 7
1  
Ой, как же я буду ненавидеть эту Эрину...
И малфоя я сейчас тоже ненавижу!!!

2  
Ну не ненавидь ты его, не надо! Он хороший! :p

3  
Я уже говорила, но могу повторится, чудесная глава и все в ней логично!! Я конечно не то, чтоб в данном случае подерживаю Люциуса, но ненавидить его не стану, он тоже не очень счастлив, у него убили жену, принуждают женится и еще эта маленькая грязнокровка, которую он не может забыть, хотя в этой главе кажется забыл, но не удивительно, Эрина молодая и привлекательная и она его таки соблазнила!!
Думаю Гермиону он вряд ли забудет!! Эрина не та женщина, которая нужна Люциусу, он уже выбрал то, что ему нужно. просто еще не готов к этому!! :p

4  
Готов не готов, а прикинь он ещё и женится.... И не на Гермионе...

5  
Ну это ненадолго, ты же знаешь!! :p

6  
Девочки, мы на любом ресуре разведём флуд, комментируя этот фанфик)) :p

7  
If you're looinkg to buy these articles make it way easier.









Посетителей в Малфой-Мэноре сейчас: 1
Гостей: 1
Званных гостей: 0


На данном сайте присутствуют материалы содержащие в себе графическое и текстовое описание сексуального акта, гомосексуальных отношений, насилие, мазохизм и другие вещи не рекомендованные для просмотра лицам младще 18 лет. Все материалы находятся в отдельных разделах. Если вам еще не исполнилось 18 лет, то мы не рекомендуем посещать данные разделы.
All Harry Potter names and characters belong to JK Rowling, Bloomsbury, Scholastic or Warner Bros. and Росмэн

Хроники Лорда Малфоя © 2018

Сайт управляется системой uCoz