Библиотека



Главная » Фанфики » Драма/Drama » Жизнь после Другой Победы[ Добавить новую главу фанфика ]

Прошлое и настоящее.
Сами боги не могут сделать бывшее небывшим.
Греческая пословица

Возвратившись домой, Люциус, не раздеваясь, упал на свою кровать и зарылся лицом в подушку. Его совершенно измотала встреча с Грейнджер, Малфой просто не понимал, как грязнокровка смогла так сильно задеть его. Мало того, что на несколько мгновений ему стало её жалко, так он ещё и не мог выкинуть из головы вид её лица, в крови, со спутанными прядями волос, упавшими на лоб. В тот момент она показалась ему невинной жертвой, так похожей на жертв преступлений его бурной молодости. Но Люциус не собирался поддаваться минутной, как он считал, слабости. Он встал с кровати, подозвал к себе бутылку огневиски и стакан. Алкоголь расслабил его организм, унёс прочь тяжёлые мысли. Малфой с удобством растянулся поверх одеяла и налил себе второй стакан. Он снова вспомнил Гермиону, на этот раз то, с какой горячностью она кричала ему о его скорой кончине и смерти Лорда. «Глупая девочка», - хищно усмехнулся он, - «ты умрёшь раньше, чем у меня появятся внуки». Люциус не верил, что грязнокровкам будет позволено жить спокойно. Маг не знал, что именно задумал Тёмный Лорд, но считал, что рано или поздно все отбросы общества будут уничтожены. Когда мысли мага устремились к Хозяину, Малфой вспомнил об Эрине. Он был уверен, что, если приведёт её к Лорду, то укрепит свои позиции. Однако надо было придумать, как всё обставить. Люциус мысленно посетовал на то, что теперь Волдеморт устраивал собрания Пожирателей гораздо реже, чем до Победы. Если год назад Малфой терпеть не мог почти ежедневных сборищ, то теперь ему было необходимо, чтобы Лорд созвал своих приверженцев. Люциус закатал рукав рубашки и провёл пальцами по Тёмной Метке, едва касаясь кожи. Мужчина припомнил змеиное лицо того, кто дал ему этот знак и невольно поёжился. Люциус даже немного сочувствовал Эрине, которой предстояло знакомство с таким монстром. «Интересно, она знает, как он выглядит?» - подумал Люциус. – «Хотя Беллу в недавнем прошлом это не останавливало», - усмехнулся он. Малфой помнил, с каким обожанием его свояченица смотрела на своего Повелителя и как восторженно она глядела в его красные глаза. Теперь, когда Малфой знал о существовании дочери Беллатрикс и Волдеморта, он не мог не задавать себе вопроса, а помнила ли Белла об Эрине? Неужели она настолько двинулась рассудком после Азкабана, что забыла о собственном ребёнке? Люциус не находил ответа. «Пора спать», - решил он, бросив взгляд на часы. Было уже далеко за полночь, завтра ведь рабочий день, а Малфою, даже несмотря на его высокое положение, было запрещено опаздывать на службу. Он направился в ванну, по дороге сбрасывая с себя одежду. Включив душ на полный напор, он закрыл глаза и, против его воли, перед ним снова возникло лицо Гермионы. Люциус вспомнил, как коснулся пальцами её кожи и внезапно почувствовал, что его организм начинает реагировать весьма специфическим образом при мыслях о надоедливой грязнокровке. «Что за бред!» - возмутился волшебник и немедленно увеличил напор холодной воды, списав странное событие на измотанные нервы и давнее отсутствие женщин. Покинув ванную комнату, Люциус элегантно опустился на кровать, набросил на себя одеяло и приготовился отбыть в страну Морфея. У него уже давно не было таких эмоционально насыщенных дней и, Мерлин свидетель, ему нравились такие перемены.

***

Спустя пару дней Люциусу представился шанс намекнуть Лорду о том, что он желал бы познакомить его с некой юной особой. В конце рабочего дня Малфой почувствовал знакомое жжение на левой руке, несильное, но вполне ощутимое. Это означало, что Хозяин желает видеть слуг в своей резиденции, которой был особняк Блэков. Волдеморт захотел жить в центре Лондона, прекрасно понимая, что своим присутствием в столице он поддерживает атмосферу страха и покорности. Люциус видел в этом ещё один аспект – заняв дом семьи Блэк, Тёмный Лорд окончательно поставил точку в существовании Ордена Феникса и сторонников Гарри Поттера.

Оказавшись на месте, Малфой отметил, что прибыли не все, имеющие отношение к Лорду. Были созваны только те, кого можно было бы назвать Ближним Кругом. В начале собрания Волдеморт произнёс короткую речь о достигнутых успехах и стоящих задачах и предоставил слово тем, кто занимался вопросами политики и экономики. Люциус сделал вывод, что эта встреча была посвящена скорее бытовым, чем идейным вопросам, и слушал в пол-уха. Он стремился как можно скорее очутиться рядом с Лордом и сообщить ему свою новость. Это удалось сделать лишь несколько часов спустя. Когда собрание подходило к концу, и Лорд уже собрался удалиться, Люциус набрался смелости и подошёл к нему. Он почтительно склонился и произнёс:
- Мой Лорд, прошу вас, уделите мне немного своего времени.
- Люциус? – глаза Волдеморта блеснули и остановились на коленопреклонённом Малфое. – Что же ты хочешь мне сообщить?
- Мой Лорд, - быстро заговорил Люциус, - я хотел бы просить разрешения представить вам одну волшебницу. Я уверен, что вы будете довольны, узнав информацию, которой она владеет.
- Интересно, - Волдеморт усмехнулся беззубой усмешкой, - что же такого знает некая ведьма, чего не знаю я, Тёмный Лорд? Встань, Люциус, не смей заискивать передо мной, - Волдеморт одним движением руки заставил Малфоя выпрямиться и глядеть прямо в глаза своему Хозяину.
- Поверьте, мой Лорд, это бесценная информация, - произнёс он.
- Люциус, - Волдеморт стал медленно кружить вокруг Пожирателя, заклинанием заставляя того оставаться неподвижным. Когда Лорд оказался за спиной Малфоя, то прошипел:
- И как же зовут эту всезнающую ведьму? Надеюсь, она чистокровная?
- Без всякого сомнения, - если быть максимально честным, Люциус не думал, что дочь чистокровной волшебницы и полукровки может гордиться своей кровью, но он не собирался излагать свои соображения по этому поводу Волдеморту, - её зовут Эрина. Эрина Блэк.
- Блэк? – повторил Тёмный Лорд после небольшой паузы. – Родственница Нарциссы и… и Беллатрикс? Почему мне о ней ничего неизвестно?
- Мой Лорд, позвольте мне привести её к вам, и она сама вам всё расскажет. Поверьте, я не смею… - Люциус чувствовал, что кровь в его руках стремительно замедляет ход, а лоб покрывается холодным потом. Он ненавидел стоять перед своим Хозяином навытяжку и умолять, но ничего не мог с этим поделать, другого способа общения Волдеморт не признавал. Точнее, признавал только с одним человеком – со Снейпом.
- Люциус! – резко прервал его Лорд. – Ты ведь понимаешь, что я могу сейчас же применить к тебе легименцию и узнать всё, что ты так старательно пытаешься скрыть?
- Да, мой Лорд, - Малфой мысленно порадовался, что успел очистить своё сознание от некоторых двусмысленных фраз и воспоминаний.
- И я не сделаю этого, только потому, что верю, что ты мой верный слуга. Приводи свою ведьму. Через три дня, здесь, в девять вечера. И молись, чтобы она действительно сообщила мне нечто ценное, потому что я не терплю людей, пытающихся преподнести общеизвестные факты как сенсацию.
- Да, мой Лорд. Я бесконечно благодарен за оказанное мне доверие, - Люциус почувствовал, что снова может двигаться, и склонился перед Волдемортом.
- Ступай, - махнул тот рукой и Малфой поспешно вернулся к соратникам.
«Всё оказалось не так уж страшно», - подумал он, покидая особняк Блэков. – «Он не полез в моё сознание. Позволил привести Эрину. Всё идёт по плану».

***

- Мисс Блэк, - кивнул Люциус в знак приветствия. Он назначил Эрине встречу в кафе неподалёку от Министерства. Она пришла задолго до нужного времени, настолько ей было важно ни в чём больше не оступиться.
- Мистер Малфой, - девушка села напротив и устремила на него полные нетерпения глаза. – Вы что-то узнали?
- Вы так нетерпеливы, - усмехнулся Люциус, - я вам советую сдерживать себя, особенно при встрече с Лордом, которая состоится через два дня.
- Что? – Эрина не могла поверить своим ушам. – Не может быть, так быстро?
- А вы думали, что я буду добиваться аудиенции у Лорда полгода? – презрительно хмыкнул волшебник. Эрине было вовсе не обязательно знать, как он на самом деле выбил эту встречу, для девушки он должен был оставаться могущественным магом, без которого Волдеморт не мог и шагу ступить.
- Я даже не знаю, что сказать… - растерянно заговорила Эрина. – Я понимаю, что это важно, но… я не знаю, как себя вести, что говорить… я даже не знаю, захочет ли он меня слушать!
- А вам вряд ли придётся говорить, - Люциус стал серьёзным и посоветовал девушке:
- Я уверен, что Тёмный Лорд применит к вам легименцию и сам узнает то, что вы хотите ему сказать. Я не советую вам первой начинать рассказ, говорите только после его приказа. Если ослушаетесь – пеняйте на себя.
- Мерлин… - прошептала Эрина, - неужели моя мечта начинает исполняться?
- Начинает исполняться,- эхом отозвался Люциус. Его забавляло то, как остро эта юная особа реагировала на новости. «Ей придётся учиться контролировать себя. Только Белла могла позволить себе импульсивные поступки и необдуманное поведение. Но Белла была единственная и неповторимая».
- А что насчёт Уизли? – Эрина решила сменить тему. – Вы уже придумали, как нам к ним подобраться?
- Ну, во-первых, не нам, а вам. Мне не нужно думать, как, выражаясь вашими словами, подобраться к ним. Они уже у меня в руках. А вот ваши претензии ещё нужно обосновать.
- Что тут обосновывать, эта чёртова Молли убила мою мать! – яростно прошипела Эрина, хватая Малфоя за руку. Его лицо на секунду дёрнулось от неожиданного прикосновения, потом он убрал со своей руки ладонь молодой волшебницы и, глядя ей прямо в глаза, произнёс:
- Мисс Блэк! Я начинаю сомневаться в правильности своего решения помочь вам. Если вы неспособны контролировать свои эмоции и опускаетесь до таких пошлых способов воздействия, как телесный контакт… - Люциус осёкся, вспомнив, как он ударил Гермиону, – то вам нечего делать среди Пожирателей и рядом с Лордом, - быстро закончил он.
Эрина метнула на него гневный взгляд. Ей так хотелось быть равной в этом странном партнёрстве, но Малфой постоянно указывал на её ошибки и ставил на место. Это невероятно раздражало самолюбивую девушку. «Я ещё покажу тебе!» - про себя пообещала она. – «Ты будешь восхищаться мной, Люциус Малфой!»
- Итак, через два дня, без четверти девять я буду ждать вас на пороге вашей гостиницы. Оттуда мы аппарируем прямо в особняк Лорда. Будьте сдержанной и возьмите с собой письмо Беллатрикс.
- Хорошо, - кивнула девушка.
- И молитесь… Богу или Дьяволу, - усмехнулся маг, - чтобы ваш отец не убил вас, как нежелательное свидетельство его прошлого.
***
Гермиона с каждым днём выглядела всё более смятённой. Она часто плакала, подолгу смотрела в одну точку и пребывала как будто в другом мире. Рон не мог понять, чем было вызвано такое поведение, но решил, что во всём виноват Малфой, который нарочно тянет с разрешением. Ненависть гриффиндорца к «напыщенному мерзавцу», как он называл Люциуса, только укрепилась. Парень избегал говорить с Гермионой на больную тему, он старался изо всех сил, чтобы его невеста поверила в их скорое счастье, но у него не получалось. Конечно, девушка старалась не показывать свои слёзы окружающим, но заплаканные глаза было не скрыть. В итоге были несчастны все: Рон обвинял себя в том, что не может помочь Гермионе, а она - что слишком слаба и сваливает на плечи жениха груз, который он не должен и не может нести. Миссис Уизли тоже чувствовала ужасную атмосферу, царящую в Норе. Она всеми силами пыталась поддержать бодрый дух своих детей, но одной ей было невероятно тяжело. Артур оставил её совершенно не готовой к главенствующей роли в большом и шумном семействе Уизли. Об этом она случайно упомянула в разговоре с Гермионой на кухне.
- Я стараюсь всё успеть, но в итоге не успеваю ничего… Целыми днями как белка в колесе. И только седых волос с каждым днём становится всё больше, - горестно произнесла она, ставя на стол большую гору тарелок. – Всё-таки, когда Артур был с нами, мы были крепче, - Молли оборвала фразу, сочтя неуместным жаловаться несчастной девушке на свои горести. «Ей-то в сто раз хуже, чем нам!» - мысленно укорила она себя. При упоминании отца семейства, Гермиона вздрогнула и подняла на Молли глаза.
- Мне очень жаль, что всё так получилось, - начала говорить девушка, но миссис Уизли замахала руками и перебила её:
- Что ты, милая, ты-то тут при чём? Ты наша радость, я даже не представляю, как бы мы… как бы Рон жил, случись с тобой что-нибудь! – женщина ласково взяла Гермиону за руку и ободряюще сжала её ладонь. Гриффиндорка чувствовала себя отвратительно. Она считала, что не имеет права на такую любовь Молли, тем более после того, как приняла условия Малфоя. От одной только мысли об этом девушка похолодела и снова вздрогнула.
- Что с тобой, милая? Я дура, говорю ерунду, не обращай внимания, - Молли решила, что Гермионе вспомнились страшные первые месяцы после войны, когда её жизнь висела на волоске.
- Нет, что вы, миссис Уизли, вы не виноваты, это всё я, - обе женщины ещё долго могли бы извиняться друг перед другом, если бы в дверях кухни неожиданно не появился Джордж. Он вежливо кашлянул, и Молли оглянулась. От удивления она едва не выронила из рук полотенце, а через секунду бросилась к сыну. Они крепко обнялись, женщина покрывала поцелуями лицо Джорджа и заметила плохо затянувшуюся рану на щеке, неумело прикрытую прядью волос.
- Что это? – испуганно спросила она.
- Ничего страшного, мама, - поспешил заверить её Джордж. – Случайно поцарапался.
- Поцарапался? – Молли было не так уж легко провести. – Джордж!
- Мама! – голос молодого мужчины стал жёстким. – Я же сказал – случайность, – он бросил на Гермиону беглый взгляд, и внутри у девушки всё похолодело. Она поняла, что рана Уизли напрямую связана с его подпольной деятельностью.
- Ты ничего не говоришь мне, Джордж… Ты, Рон – у вас какие-то секреты. А я места себе не нахожу! – на глаза Молли набежали слёзы, и Джордж почувствовал себя виноватым и даже на секунду смог понять Рона – если бы они оба ушли из дома и промышляли неизвестно чем, то их мать не выдержала бы.
- Мама, - он попытался успокоить её, - всё хорошо, я дома. Живой и здоровый. Я смотрю, успел прямо к обеду? – он весело кивнул в сторону накрытого стола. – Можно к вам присоединиться?
- Джордж, что за вопрос, конечно! – Молли просияла и унеслась в кладовую.
Подождав, пока шаги его матери стихнут, парень устало опустился на стул и уронил голову в ладони. Гермиона осмелилась тихо спросить:
- Это… это рана от них?
- Да, - глухо ответил он. – Мы перемещались и наткнулись на двух Пожирателей. Завязалась потасовка.
- И что? – ни жива, ни мертва, вымолвила девушка.
- Один убит, второму стёрли память.
- Убит? – в горле у Гермионы пересохло и руки задрожали.
- Ты не представляешь, что творится у меня внутри, - Джордж поднял голову, и перед Гермионой возникло искажённое от страданий лицо. Она никогда не видела его таким. – Я убивал людей, мой отец убивал тоже. Мы все кого-то убили и использовали Непростительные. Миона, если бы ты знала, как это отвратительно! Люди идеализируют смерть, но это грязно. Я чувствую, что никогда не смогу отмыться…
- Боже мой… - только и смогла сказать она. Гермиона не верила, что это было случайное столкновение. «Неужели Малфой уже идёт по их следу? Нет, он не мог так быстро вычислить, ведь в моём воспоминании не было ничего такого!» - лихорадочно соображала она.
- Отец говорил мне, что в таких случаях надо думать о том, что они убили наших близких, разрушили наши жизни, что мы не убийцы, а мстители, – продолжал говорить Джордж. – Но я не могу! Дамблдор говорил, что при убийстве душа раскалывается на части? Моя душа – это осколки, Гермиона, – горько усмехнулся он.
- Артур… - голос предательски дрогнул, и Гермиона была вынуждена начать снова, - Артур убивал? Кого?
- Пожирателей. Вначале мы были похожи на грабителей, но нам были нужны деньги, пойми! Жертв было достаточно, но это были мелкие сошки. Никого стоящего…
- Джордж! – Гермиона вскочила со стула и подошла к парню. – Не говори так, ты пугаешь меня! Я понимаю, то, чем вы занимаетесь – это опасно, вам приходится… - она запнулась, не решаясь сказать страшные слова, - но ты не должен стремиться к убийствам! Это грешно!
Уизли вздохнул. Он сказал слишком много, напугал девушку, позволил выйти наружу его боли и страху.
- Прости… я понимаю, что теперь ты напугана и вообще, слишком много новостей, но я должен спросить – что ты решила?
Гермиона отвела взгляд. Она понимала, о чём говорил Джордж. Нельзя сказать, что иногда её не посещала мысль, что она могла бы бросить всё и уйти к ним, поставить на карту жизнь. Тогда у девушки было бы два варианта – проиграть её или обрести всё, что она потеряла. Больше не было бы Малфоя, Министерства, Пожирателей, унижений… Но Гермиону останавливала мысль о Роне, миссис Уизли. Она сомневалась, что имеет право бросить их. Особенно Молли. Эта бедная женщина и так держалась из последних сил. К тому же на руке Гермионы был портал, надетый на неё Малфоем. Она ощущала себя целиком в его власти и за это ненавидела мужчину. Но сопротивление… она никогда не была любительницей риска и жестоких игр. Поэтому она отрицательно покачала головой.
- Прости… не сейчас.
- А когда? – импульсивно воскликнул Джордж. – Гермиона, я был уверен, что ты…
- Я же сказала – не сейчас! – оборвала его девушка. – Джордж, для меня всё не так просто! Если ты не забыл, каждый мой шаг под контролем! Я могу вас всех подвести, а я не хочу этого!
- Ладно. Прости, я был не прав. – Джордж опустил голову, понимая, что невеста брата права. – Но помни, что тебя с радостью примут у нас…
- Я помню. Я всегда буду помнить, - кивнула Гермиона.
Из коридора послышались шаги миссис Уизли. Джордж торопливо вскочил и принял непринуждённый вид. Гермиона вернулась на своё место и постаралась сделать тоже самое. Молли не должна была догадаться, какие бурные разговоры кипели на кухне Норы во время отсутствия хозяйки. Теперь она была единственной в этом доме, кто не знал, чем на самом деле занимаются её сыновья и её муж.
***

Эрина нервно переминалась с ноги на ногу в ожидании Малфоя. Настал день, который должен был навсегда изменить её жизнь. Она одновременно ждала этого и очень боялась. Всё-таки ей предстояла встреча с отцом. Эрина старалась думать об этом именно так – встреча с отцом, а не с Тёмным Лордом, победившим самого великого Дамблдора. Девушка бросила нетерпеливый взгляд на часы – стрелка медленно приближалась к отметке без четверти девять. Эрина вышла из гостиницы задолго до назначенного Люциусом времени, она просто не могла оставаться в номере. Наконец, ровно за пятнадцать минут до боя часов раздался хлопок и перед ней появился Малфой. Он выглядел уверенным и собранным, но между бровями у него залегла глубокая складка, свидетельствующая о большом напряжении.
- Вы уже здесь? Это хорошо, - коротко сказал он, мельком оглядывая Эрину. – Взяли письмо Беллы?
- Конечно.
- Тогда… - Люциус сглотнул, и на секунду замолчал. Ему было страшно почти так же, как и девушке. – Дайте мне вашу руку.
Юная Блэк молча протянула Малфою ладонь, и он крепко обхватил её. Его пальцы были холодными, и рука чуть заметно дрожала. Девушка поняла, что её спутник волнуется не меньше её самой, и это ещё больше привело её в смятение. Но пути назад уже не было. Они аппарировали на порог особняка Блэков. Эрина огляделась по сторонам.
- Это здесь? – спросила она срывающимся голосом. Люциус кивнул.
- Что мы теперь будем делать?
- Ждать. К Лорду надо приходить именно в то время, которое он назначил, - ответил Малфой. Он застыл на ступеньках и молча смотрел в стену дома напротив. Эрина вздохнула и уставилась на носки своих туфель. Минуты шли бесконечно долго. Наконец Люциус очнулся и резко повернулся лицом к двери.
- Дайте мне вашу руку, - снова потребовал он. Девушка покорилась. Тогда волшебник коснулся волшебной палочкой ручки двери и прошептал длинное и непонятное заклинание. Дверь распахнулась, и Люциус быстро вошёл внутрь, ведя за собой Эрину.
Она не успевала хорошо рассмотреть интерьер, так быстро Малфой вёл её наверх, в главный зал собраний. Единственное, что Эрина успела заметить – большие портреты на стенах и огромное фамильное древо, мимо которого Люциус пронёсся со скоростью света. Они остановились рядом со входом в центральную комнату. Малфой перевёл дыхание и взглянул на спутницу.
- Вы готовы, мисс Блэк?
- Да, - прошептала она.
- Тогда вперёд. – Люциус распахнул двери и вошёл в зал. Оглядевшись, Малфой мысленно проклял себя за доверчивость. Зал был полон. Люциус даже не представлял, что ряды Пожирателей столь многочисленны. «Он специально созвал всех», - промелькнула мысль. – «Чтобы, в случае чего, все видели, что бывает с теми, кто хочет обмануть Лорда…» Малфой взглянул на Эрину. Та озиралась вокруг и была сильно испугана. «Мерлин, он её просто убьёт… и меня заодно!» - мысленно взвыл маг. Тем временем он и его загадочная спутница привлекли всеобщее внимание. Люциуса никогда не видели в компании других женщин, кроме его жены. По залу пополз шёпот. Малфой собрался с силами и гордо вскинул голову. Он притянул к себе Эрину и еле слышно прошептал:
- Выпрямитесь, уберите с лица выражение испуганного ягнёнка и вспомните, наконец, кто ваши родители! Вы выглядите хуже грязнокровки перед министерской комиссией!
- Не забывайтесь, мистер Малфой! – прошипела она в ответ.
- Отец! – Люциус услышал из-за спины знакомый голос. Он недоверчиво обернулся и увидел перед собой сына.
- Драко? Что ты здесь делаешь? Разве ты не должен быть в университете? – Люциус отправил своего сына в закрытый магический университет на самом севере страны, надеясь, что таким образом скроет его от Лорда.
- Сегодня вызвали всех, - ответил Драко, - Метка нестерпимо горела. Кто это, папа? – он указал головой в сторону Эрины.
- Ты узнаешь это потом, – коротко ответил старший Малфой.
- Ладно, - Драко недоверчиво оглядел странную пару, стоявшую перед ним. Для него всё было ясно – его отец нашёл, кем заменить погибшую жену. Для Драко это было предательство. – Увидимся, отец, – он кивнул на прощание и скрылся в толпе.
- Это ваш сын? Он очень похож на вас, - дружелюбным голосом сказала Эрина. Её позабавило то, с какой ненавистью молодой маг смотрел на неё.
- Замолчите, мисс, моя семья вас не касается – прошипел в ответ Люциус.
- Но ведь она в некоторой степени и моя семья, - парировала девушка. – Драко мой двоюродный брат.
- Тёмный Лорд! – громко объявил слуга, и все мгновенно склонились. Малфой дёрнул девушку за руку, заставляя сделать тоже самое.
- Боже мой… - прошептала девушка, исподтишка наблюдая за появившейся фигурой Волдеморта. Эрина думала, что сможет нормально воспринять зловещий облик своего отца, но снова просчиталась.
- Тихо! – прошипел в ответ Люциус.
В зале наступила полнейшая тишина. Тёмный Лорд оглядел собравшихся. Он довольно ухмыльнулся – были все. Волдеморт увидел почтительно склонившегося Малфоя и девушку рядом с ним. Он подошёл к ним и громогласно произнёс:
- Люциус Малфой! – тот склонился ещё больше. – Встань.
Люциус выпрямился и осмелился взглянуть в глаза своему Повелителю. Волдеморт оглядел Малфоя и перевёл взгляд на Эрину, которая по-прежнему оставалась в положении поклона.
- Ты говорил, - начал Лорд, не спуская глаз с девушки, - что приведёшь некую молодую особу, которая заинтересует меня.
- Да, мой Лорд, - голосом, лишённым какой-либо эмоциональной окраски, ответил Малфой.
- И, вероятно, это и есть та девушка? Поднимись, - приказал Волдеморт. Эрина медленно распрямилась и заставила себя посмотреть на Лорда. – Твоё имя?
- Её зовут… - начал Люциус, но Тёмный Лорд резко оборвал его:
- Я спрашиваю не у тебя, Люциус. Пусть твоя спутница сама отвечает. Итак? – он снова вопросительно взглянул на девушку.
- Эрина. Меня зовут Эрина Бб… Блэк. – срывающимся голосом ответила она. По толпе пробежал шёпот.
- Люциус сказал мне, что ты владеешь важной информацией. Что это за информация? – холодно осведомился Лорд. Эрина дрожащей рукой протянула ему письмо Беллатрикс. Она не могла выдавить из себя ни слова. Волдеморт зловеще хмыкнул и бросил беглый взор на бумагу. Конечно же, он узнал почерк Беллы. Пробежав глазами по первым строчкам, он вновь взглянул на Эрину, и девушке показалось, что он стал бледнее, чем прежде.
- Не может быть… - тихо произнёс он, эти слова слышали только Эрина и Люциус. – Легименс! – за долю секунды Лорд вытащил палочку и направил её на девушку. Она не сопротивлялась, наоборот, постаралась вызвать все нужные воспоминания. Стоящие вокруг Пожиратели были целиком поглощены необычным зрелищем. Спустя пару минут Лорд прервал контакт и отрывисто бросил Эрине:
- Иди за мной.
Она повиновалась. Волдеморт стремительно прошествовал к двери, ведущей в его личные покои, и скрылся за ней вместе с Эриной. Люциус проводил их взглядом и прислонился к стене. Больше от него ничего не зависело. Люди вокруг перешёптывались, бросали на Малфоя удивлённые взгляды, но никто не осмеливался подойти и спросить, в чём дело. Прошло много времени. Люциус даже не смотрел на часы, он на самом деле готовился к смерти. Но внезапно двери распахнулись, и в зал вошёл Волдеморт, а за ним шла белая как бумага, Эрина. Малфой почувствовал себя по-настоящему счастливым. Лорд подозвал его движением руки и Люциус тут же оказался подле него.
- Ты удивил меня, Люциус, - произнёс Волдеморт так, чтобы это мог слышать только его собеседник. – И удивил приятно. Я запомню это.
- Мой Лорд, - Малфой почтительно склонился. – Вы невероятно щедры.
- Действительно, - усмехнулся тот и уже громко объявил:
- Мои верные слуги, позвольте представить вам мисс Эрину Блэк – мою дочь.
Закалённые в боях и под Круцио своего Господина Пожиратели застыли. Никто не мог поверить, что у Волдеморта могут быть дети. Может быть, если бы эта новость прозвучала раньше, до его первого падения, когда он обладал человеческим обликом, то она воспринималась бы по-другому, но теперь…
- Надеюсь, вы будете относиться к ней с тем же почтением, с каким вы относились к её матери, моей верной стороннице, Беллатрикс Лестрэйндж, - продолжил Лорд. Пожиратели как по команде поклонились своей новой Хозяйке. Ни у кого в голове не укладывалась новость, но если Тёмный Лорд приказывал, они повиновались.
- Поручаю её тебе, Люциус, - обратился к Малфою Волдеморт. – И, вот ещё, я решил, что Эрина будет жить в Малфой–мэноре. В конце концов, она имеет право на этот дом. Она твоя племянница.
- Да, мой Лорд, - каменным голосом ответил Люциус. Эта новость сразила его окончательно. Малфой надеялся вознестись с помощью этой девушки, а потом навсегда забыть о её существовании, но Лорд решил иначе.
- Я удаляюсь, - устало проронил Волдеморт. – Проследи за всем, Люциус, – он взмахнул полами мантии и скрылся в своих покоях. Толпа зашумела. Волшебники медленно обступали стоящих в центре зала Эрину и Малфоя, но никто не осмеливался подойти близко.
- О чём вы говорили с Лордом? – резко спросил Люциус, но Эрина в ответ лишь рассмеялась.
- Вам не следует знать, о чём Тёмный Лорд говорит со своей дочерью наедине, мистер Малфой. Или… мне всё-таки будет позволено называть вас Люциус?

|| [В оглавление] ||

 Фанфик: Жизнь после Другой Победы 
Просмотров: 1454 | Комментарии к главе: 0 |
Всего комментариев к главе: 0








Посетителей в Малфой-Мэноре сейчас: 1
Гостей: 1
Званных гостей: 0


На данном сайте присутствуют материалы содержащие в себе графическое и текстовое описание сексуального акта, гомосексуальных отношений, насилие, мазохизм и другие вещи не рекомендованные для просмотра лицам младще 18 лет. Все материалы находятся в отдельных разделах. Если вам еще не исполнилось 18 лет, то мы не рекомендуем посещать данные разделы.
All Harry Potter names and characters belong to JK Rowling, Bloomsbury, Scholastic or Warner Bros. and Росмэн

Хроники Лорда Малфоя © 2018

Сайт управляется системой uCoz